Афанасий Афанасьевич Фет: различия между версиями

намёк
[досмотренная версия][досмотренная версия]
(намёк)
 
{{Q|Вчера ещё читал «[[s:Вечерние огни (Фет)|Вечерние огни]]» Фета — в который раз! (Теперь, верно, уже в последний в жизни.) Почти всё из рук вон плохо. Многое даже противно — его старческая [[любовь]]. То есть, то, как он её выражает. Хорошая тема: написать всю [[красота|красоту]] и [[боль]] такой поздней любви, её чувств и мыслей при всей гадкой внешности старика, подобного Фету, — губастого, с серо-седой [[борода|бородой]], с запухшими глазами, с большими холодными ушами, с брюшком, в отличном сером костюме ([[лето]]), в чудесном белье, — но чувств и мыслей тайных, глубоко ото всех скрытых.|Автор=[[Иван Алексеевич Бунин|Иван Бунин]], «[[Устами Буниных#Устами Буниных. Том III|Устами Буниных]]»}}
 
{{Q|Лишь сын шинкарки из-под [[Кенигсберг]]а
Так рваться мог в российские дворяне
И так толково округлять поместья.
Его прозванье Афанасий Фет.
Об этом, впрочем, нам не надо знать ―
Как втерся он в наследственную знать.
Не надо знать! И в этом счастье Фета.
В его судьбе навек отделена
Божественная [[музыка]] поэта
От камергерских знаков Шеншина.
Он не хотел быть жертвою [[прогресс]]а
И стать [[раб]]ом восставшего раба.
И потому ему [[свирель|свирели]] леса
Милее, чем гражданская [[труба (музыкальный инструмент)|труба]].
Он этим редок, Афанасий Фет.
Другие, получив свои награды,
Уже совсем не слышали природы
И, [[майская ночь|майской ночи]] позабыв отрады,
Писали твердокаменные оды.
А он, с почтеньем спрятав в [[гардероб]]е
Придворные [[доспехи]] Шеншина,
Вдруг слышал, как в пленительной природе
Ночь трелью [[соловей|соловья]] оглашена.<ref>''[[w:Самойлов, Давид|Давид Самойлов]]''. Стихотворения. Новая библиотека поэта. Большая серия. Санкт-Петербург, «Академический проект», 2006 г.</ref>|Автор=[[Давид Самойлович Самойлов|Давид Самойлов]], «Афанасий Фет», 1979}}
 
== Примечания ==