Метрдотель: различия между версиями

3389 байт добавлено ,  1 год назад
обед замето
(Приказано было метрдотелю)
(обед замето)
{{Q|Сделали оне себе наряд бесценный и мне [[француз]]у-портному заказали синий [[фрак]] аглицкого сукна с [[золото|золотыми]] пуговицами, панталоны — сударыни, простите!— жилет и [[галстук]] белые; манишку с кружевными гофреями и [[серебро|серебряные]] пряжки на [[башмак]]ах, сорок два [[рубль|рубля]] заплатили. Алексей Никитич для маменькиного [[удовольствие|удовольствия]] так упросили, чтоб и меня туда можно было на бал взять. Приказано было метрдотелю, чтобы ввести меня в [[оранжерея|оранжерею]] при доме и напротив самого зала, куда государь взойдет, в углу поставить.
Так это, милостивые государи, все и исполнилось, но не совсем. Поставил меня, знаете, метрдотель в уголок у большого такого [[дерево|дерева]], китайская [[пальма]] называется, и сказал, чтоб я смотрел, что отсюда увижу. А что оттуда увидать можно? Ничего.<ref name="Лесков">''[[w:Лесков, Николай Семёнович|Лесков Н.С.]]'' Собрание сочинений в 12 томах. — Москва, «Правда», 1989 г.</ref>|Автор=[[Николай Семёнович Лесков|Николай Лесков]], «Старые годы в селе Плодомасове» (очерк третий), 1862}}
 
{{Q|И вот, когда они входили в огромный, переполненный народом зал модного [[ресторан]]а, он, Вилли, и та самая испанка, которая была с Гульдом, свиной король вдруг остановился. Та самая штука, которую он так долго придумывал, вдруг сама собой прыгнула прямо ему в голову.
Это было так просто и так похоже на то, что выкинул Гульд, и так же красиво, но вместе с тем совсем не то, и никто не посмеет сказать, что это подражание.
Он вдохновенно помнил к себе пальцем метрдотеля.
— Я миллионер Броун! Ага! Знаешь. Я сам не обедаю. Мне [[лень]]. Вы будете есть за меня. Садитесь!
Метрдотель взметнул фалдами и мгновенно уселся за отдельный столик. Вилли с испанкой сели в некотором отдалении. Вилли заказал [[обед]], вынул [[бинокль]] и стал смотреть, как тот ест.
Метрдотель выполнял свою [[роль]] с глубоким знанием дела. Подливал соуса, смотрел [[вино]] на свет, слегка перемешивал [[салат]] перед тем, как положить его на тарелку, и проводил по усам корочкой [[хлеб]]а.
После третьего блюда испанка вздохнула.
— Слушай, Вилли! А ведь я, собственно говоря, не прочь тоже пообедать!
Но тот остановил ее.
— Молчи! Не порти дела! Ты не прогадаешь!
Он был бледен, и хотя сохранял наружное спокойствие, посвистывал и болтал ногой, но чувствовалось, что весь он горит какой-то великой творческой [[мысль]]ю.
Публика, впрочем, мало обращала на него внимания. Ближайшие [[сосед]]и сначала удивленно посматривали на человека, разглядывающего в бинокль какого-то обедающего господина, но потом, вероятно, решили, что Вилли просто [[пьянство|пьян]], и окончательно перестали им [[интерес]]оваться.
— Ну, скоро ли? — бесилась испанка.
Наконец метрдотель допил последнюю рюмку [[ликёр]]а, встал и, почтительно держа обеими руками счет, подал его Вилли.
Ага! Вот он, тот самый момент!<ref>''[[Надежда Тэффи]]''. Юмористические рассказы. — СПб.: Шиповник, 1911 г.</ref>|Автор=[[Надежда Тэффи]], «[[s:Два Вилли (Тэффи)|Два Вилли]]», 1911}}
 
== Метрдотель в поэзии ==