Валерий Яковлевич Брюсов: различия между версиями

+ северянин о Брюсове
(викификация)
(+ северянин о Брюсове)
{{Q|[[День]], из душных дней, что клеймены
на рынке белых [[бред]]ов;
Где вдоль тротуаров кайманы[[кайман]]ы
лежат как свёртки пледов;
Перекинутый [[трамвай|трамваем]], где
Эй, заплечных мастер дел,
Ты куда [[Надежда Григорьевна Львова|курсистку]] дел?<ref group="комм.">В своём очень злом и почти «оха́льном» стихотворении 1914 года «Брюква для Брюса» шансонье и пародист [[Михаил Николаевич Савояров|Михаил Савояров]] имеет в виду трагическую историю с самоубийством молодой поэтессы [[Надежда Григорьевна Львова|Надежды Львовой]], за смерть которой он однозначно «приговаривает» Брюсова (брюкву) к ''вырыванию из земли''.</ref>
[[Ангел]]очек ты наш оо́-гнен-ный,
Со своих [[Полати|полатей]] согнанныйсо́-гнан-ный.<ref>''[[Михаил Николаевич Савояров|Михаил Савояров]]''. «Слова», стихи из сборника «Оды и парóды»: [http://savoyarov.su «Брюква для Брюса»]</ref>|Автор=[[Михаил Николаевич Савояров|Михаил Савояров]], «Брюква для Брюса» <small>(из сборника «Оды и парóды»)</small>, 1914}}
 
{{Q|::Никем не превзойденный мастер.
::Великий ритор и мудрец.
::Светило ледовитой страсти.
::Ловец всех мыслей, всех сердец. <...>
В нем фокус всех цветов и светов
И ясной мысли торжество.
Он — [[президент]] среди поэтов.
Мой [[царь|царский]] голос — за него.<ref>''[[Игорь Северянин]]'', «Громокипящий кубок. Ананасы в шампанском. Соловей. Классические розы.». — М.: «Наука», 2004 г. — стр.204-205</ref>.|Автор=[[Игорь Северянин]], «Брюсов», 1918}}
 
{{Q|[[Литература]] ему представлялась безжалостным [[божество]]м, вечно требующим крови. Она для него олицетворялась в [[учебник]]е [[история|истории]] литературы. Такому [[наука|научному]] кирпичу он способен был поклоняться, как священному камню, олицетворению Митры. В [[декабрь|декабре]] 1903 года, в тот самый день, когда ему исполнилось тридцать лет, он сказал мне буквально так: