Гадюка: различия между версиями

3210 байт добавлено ,  10 месяцев назад
ошибочка вышла
(чёрная)
(ошибочка вышла)
{{Q|Тина заснула к утру, и ей приснилось давно забытое. В детстве Тина вместе с бабкой ездила в горы за хмелем. [[Хмель]] свалили зелёной кучей в комнате, где спала Тина. Ребята, играя, бросали в кучу хмеля весёлого щенка. Вдруг [[щенок]] завизжал, закружился и через час сдох. Все решили, что щенка ушибли. Через день так же с визгом подох [[поросёнок]], рывшийся в хмеле. Соседи сказали, что с хмелем завезли в дом лесовика, но пришел [[доктор]], разворошил кучу вилами, и оттуда черной [[стрела|стрелой]] выскочила [[змея]]. Доктор убил ее. Тина плакала, а доктор успокаивал:
― Чего ж ты сегодня плачешь? Ты бы вчера плакала, когда жила с гадюкой в одной [[комната|комнате]]. А теперь тебе [[радость|радоваться]]! ― Он шевелил палкой дохлую гадюку. Хмель разобрали и вынесли во двор, но, проходя мимо него, Тина всё поджимала пальцы ног от гадливости. Забытая куча хмеля с чёрной притаившейся гадюкой мучила её до утра. Тина проснулась, когда высокое [[солнце]] уже залило комнату и [[пчела]] жужжала где-то над ухом.<ref>[[:w:Николаева, Галина Евгеньевна|''Николаева Г.E.'']]. «Битва в пути». — М.: Советский писатель, 1960 г.</ref>|Автор=[[Галина Евгеньевна Николаева|Галина Николаева]], «Битва в пути», 1959}}
 
{{Q|― Он посмотрел на меня и вдруг сообщил:
― А меня ведь вчера [[арест]]овывать приезжали.
― Да что ты! ― воскликнул я, соображая, к чему всё это идёт и как мне в случае чего надлежит поступить. Наверное, на моём лице выразилось что-то подобное, потому что он вдруг посмотрел на меня, грубо усмехнулся и вдруг ударом [[сапог]]а сбросил мешковину. На срезанных лопухах лежало что-то чёрное, скрученное, чешуйчатое, кольца какой-то довольно большой, как мне показалось ― метра полтора, змеи. Она была ещё жива: кольца вздрагивали, сокращаясь, по ним пробегала длинная дрожь, чешуя блестела мельчайшими чернильными капельками, словно исходила предсмертным [[пот]]ом.
― Да что же это такое? ― спросил я очумело. ― Откуда эта [[змея]]? Ведь это совсем даже не… Потапов искоса посмотрел на меня, зло усмехнулся и опять накрыл мешковиной умирающее чешуйчатое тело.
― Вот и весь сказ, ― сказал он твёрдо и скорбно. ― Только всего и было, что вот эта гадючка. Вот она тут и ползала. А когда она ползёт, знаешь, какой она кажется? Написал этот [[дурак]] четыре, а мне подумалось: нет, мало, метров шесть в ней будет. «Да, да, ― подумал я. ― Правильно, правильно… Как же это мне сразу не пришло в голову? Об этом и профессор Никольский пишет: когда змея ползёт в траве, она кажется раза в два, а то и в три длиннее, чем есть… Да, так всегда бывает». Я приподнял концом сапога мешковину, разбросал [[лопух]]и ― и тогда показалась голова, небольшая, плоская, с широко открытыми, пристальными синими [[глаза]]ми.
― Чёрный [[полоз]], ― сказал я. ― Самый обыкновенный чёрный полоз. Но только большой-большой.<ref>''[[w:Домбровский, Юрий Осипович|Домбровский Ю.О.]]'' Собрание сочинений: В 6 томах. Том 2. — М.: Терра, 1992 г.</ref>|Автор=[[Юрий Осипович Домбровский|Юрий Домбровский]], «Хранитель древностей» (часть II), 1964}}
 
{{Q|После прибытия [[адвокат]]а Кика сказал, что хочет сделать [[заявление]]. Следователи включили свои [[диктофон]]ы, адвокат — свой, после чего Кика залез на стол и на прекрасном французском языке произнес полуторачасовой [[монолог]], главная мысль которого сводилась к тому, что сброшенные гадюками шкурки и следы [[сорока|сорок]] на речном [[песок|песке]] должны рассматриваться в качестве элементов дискурса наравне с половыми сношениями, джазовыми фестивалями и авиационными [[бомбардировка]]ми.