Цитаты о Николае Вавилове: различия между версиями

Нет описания правки
(Новая страница: «Здесь приведены цитаты других людей о биологе '''Николае Вавилове''' (1887…»)
 
Здесь приведены цитаты других людей о биологе '''[[Николай Вавилов|Николае Вавилове]]''' (1887 — 19431887—1943).
 
== Цитаты ==
{{Q|Ныне профессору Н. И. Вавилову удалось уловить [[w:гомологические ряды в наследственной изменчивости|в процессах изменчивости закономерность]], которая открывает перед нами в данной области новую эпоху. Н. И. Вавилов заметил удивительную повторяемость или периодичность признаков в различных группах и рядах растительного мира, которая дает возможность предсказания существования неизвестных ещё форм наподобие того, как [[w:периодическая система химических элементов|периодическая система Менделеева]] давала возможность предсказывать существование неизвестных элементов. Мы становимся таким образом на путь планомерного изучения законов изменчивости, причём, что чрезвычайно существенно для науки, данные описательных разделов ботаники, морфологии, анатомии и систематики здесь тесно переплетаются с экспериментом, исследованиями генетиков, осуществляется возможность соединения и синтеза, которые должны привести к пониманию способов эволюции. Для практики исследования Н. И. Вавилова также представляют чрезвычайную важность, так как дают возможность планомерно выискивать и создавать путём скрещивания новые ценные культурные породы и сразу сильно облегчают ориентировку среди огромного многообразия культурных растительных форм.<ref>Труды Всероссийского съезда по селекции и семеноводству в г. Саратове, июнь 4—13, 1920 г. — 1920. — Вып. 1.</ref><ref>Делоне Н. Л. У времени в плену: Записки генетика. — М.: Российское гуманистическое общество, 2010. — [http://www.n-l-delone.ru/books/uvremenivplenu/glava01.htm Глава I].</ref>|Автор=резолюция III Всероссийского съезда по селекции и семеноводству, 1920}}
 
{{Q|Лишь дважды я видел своего друга в волнении. В первый раз, когда он рассказал мне о том, что случилось с ним только что в Кремле. Спеша на заседание Исполнительного Комитета (ЦИК), он торопливо завернул за угол в одном из кремлевских коридоров и столкнулся с шедшим навстречу Сталиным. По счастью, оба тотчас же поняли, что столкнулись случайно, однако и через несколько часов, вернувшись в Институт генетики, Вавилов всё ещё не мог прийти в себя.<ref name="мп"/>{{rp|с.114}}|Комментарий=скорее всего весной 1935; по словам Вавилова друзьям, Сталин сначала с ужасом взглянул на его огромный портфель (очевидно, ему параноидально почудилась взрывчатка)<ref name="мп"/>{{rp|с.114}}|Автор=[[w:Мёллер, Герман Джозеф|Герман Мёллер]], письмо М. А. Поповскому}}
{{Q|Николай Иванович — гений, и мы не сознаём этого только потому, что он наш современник.<ref name="мп">Марк Поповский. Дело академика Вавилова. — М.: Книга, 1990. — 304 с. — 100000 экз.</ref>{{rp|с.57}}|Автор=[[Дмитрий Николаевич Прянишников|Дмитрий Прянишников]]}}
 
* см. [[Марк Александрович Поповский|Марк Поповский]], «[[Дело академика Вавилова]]», 1980
{{Q|Что они сделали! Они посадили в клетку гражданина мира!<ref name="до">Согласно донесениям осведомителей НКВД.</ref><ref name="мп"/>{{rp|с.212}}|Автор=Дмитрий Прянишников, август 1940}}
 
===1930-е===
{{Q|[[Берия]] заодно с теми, кто хочет нажить капитал на деградации нашего сельского хозяйства и нищете крестьянина. Вавилов им мешал. Его нет. И против них мы ничего не в силах сделать.<ref name="ку">А. И. Купцов. Памяти Николая Ивановича Вавилова (рукопись). — 1958.</ref><ref name="мп"/>{{rp|с.219}}|Автор=Дмитрий Прянишников, слова А. И. Купцову, январь 1944}}
{{Q|Николай Иванович — гений, и мы не сознаём этого только потому, что он наш современник.<ref name="мп">Марк Поповский. Дело академика Вавилова. — М.: Книга, 1990. — 304 с. — 100000 экз.</ref>{{rp|с.57}}|Автор=[[Дмитрий Николаевич Прянишников|Дмитрий Прянишников]]}}
 
{{Q|Выражение лица Вавилова меняется в тончайших нюансах так быстро и так часто, что художнику трудно уловить самое характерное.<ref name="мп"/>{{rp|с.23}}||Автор=[[w:Стреблов, Иван Богданович|Иван Стреблов]]}}
{{Q|Управлять людьми Вам удаётся как-то очень легко, несмотря на то, что количество их исчисляется всегда многими сотнями. Умение подойти к человеку и умение извлечь из него всё, что он вообще может дать, — талант, данный Вам в изобилии. Умея это сделать, Вы ещё лучше умеете внушить своим сотрудникам желание сделать также все, на что они способны.<ref name="мп"/>{{rp|с.65}}|Автор=[[w:Тулайков, Николай Максимович|Николай Тулайков]], письмо Вавилову, 19 февраля 1935}}
 
===1940-е===
{{Q|Вавилова посадили в тюрьму, как жулика, разбойника и убийцу за то, что он имел смелость не соглашаться с [[Трофим Лысенко|Лысенко]].<ref name="до"/><ref name="мп"/>{{rp|с.212}}|Автор=[[Дмитрий Николаевич Прянишников|Дмитрий Прянишников]], слова [[w:Завадовский, Михаил Михайлович|М. М. Завадовскому]], август 1940}}
 
{{Q|Что они сделали! Они посадили в клетку гражданина мира!<ref name="до">Согласно донесениям осведомителей НКВД.</ref><ref name="мп"/>{{rp|с.212}}|Автор=Дмитрий Прянишников, август 1940}}
 
{{Q|За Вавиловым, сказал Лузин, не может быть никакого преступления, он — жертва клеветы и интриг.<ref name="до"/><ref name="мп"/>{{rp|с.212}}|Автор=[[w:Лузин, Николай Николаевич|Николай Лузин]], август 1940}}
 
{{Q|Камера была очень узкая, с одной койкой, прикованной к стене, окон не имела. Находилась эта камера в подвальном помещении тюрьмы. Тюрьму эту многоэтажную арестанты по сходству со знаменитым многопалубным кораблём, погибшим в Атлантике, звали «Титаник». В камере круглосуточно горела лампочка. Жара, духота. Температура доходила до тридцати градусов. Сидели потные. Одежду свою — холщовый мешок с прорезью для головы и для рук заключенные называли хитоном. На ногах лапти, плетенные из коры липы. [[w:Луппол, Иван Капитонович|Луппол]] говорил, что такую одежду носили рабы в Древнем Риме. Питание было трёхразовое: две ложки каши и миска супа из тухлых помидоров солёных с кусочком ржавой селёдки — обед и ложка каши на ужин. Кроме того, полагалось триста или четыреста граммов чёрного хлеба из ячменной муки. Передачи и приобретения для этой категории заключённых были запрещены.<ref name="мп"/>{{rp|с.228}}|Комментарий=слова механику саратовского таксомоторного парка Г. М. Лозовскому в 1944, переданные тем в 1967|Автор=Иван Филатов (бывший работник лесосплавной конторы), сокамерник Вавилова и Луппола в [[w:СИЗО № 1 (Саратов)|саратовской тюрьме]] в начале 1942}}
 
{{Q|[[Берия]] заодно с теми, кто хочет нажить капитал на деградации нашего сельского хозяйства и нищете крестьянина. Вавилов им мешал. Его нет. И против них мы ничего не в силах сделать.<ref name="ку">А. И. Купцов. Памяти Николая Ивановича Вавилова (рукопись). — 1958.</ref><ref name="мп"/>{{rp|с.219}}|Автор=Дмитрий Прянишников, слова А. И. Купцову, январь 1944}}
 
{{Q|Его неусыпный разум, его неутомимое тело, его честолюбивые планы, даже его пламенный артистизм имели наполеоновский размах. Но его интеллектуальная честность всегда была несомненной. <…> Сам Вавилов подходил к своим проблемам как энергичный исследователь и оптимист, никогда не забывая, однако, что, как он любил говорить, «жизнь коротка». <…>
{{Q|Не будучи революционером, Вавилов искренне верил, что революция в России создала беспрецедентные возможности для прогресса науки, для интернационального содружества в науке и через объединение теории с практикой для улучшения благосостояния людей не только в России, но и в других частях мира. Какой иронией звучит тот, отнюдь не новый в истории, факт, что столь выдающийся представитель лучших идей прогрессивной марксистской идеологии, такой замечательный выразитель мощного прогрессивного научного духа своей страны погублен людьми, стоящими значительно ниже его, людьми, которые по невежеству или из тщеславия вообразили себя единственными последователями прошлого, единственными, способными реализовать его в практике настоящего.<ref name="мп"/>{{rp|с.261}}|Автор=[[w:en:Paul Christoph Mangelsdorf|Пол Мангельсдорф]], «Николай Иванович Вавилов, 1887-1942», 1946}}
 
===1950-е===
{{Q|Я всегда считал академика Вавилова учёным мирового значения. [Наши споры носили сугубо специальный характер] и имели целью выяснение научных истин в области биологии.<ref name="мп"/>{{rp|с.265}}|Автор=[[Трофим Лысенко]], письменный ответ на запрос Главной военной прокуратуры СССР по [[w:дело Николая Вавилова|делу Вавилова]], весна 1955}}
 
{{Q|Сижу я как-то в конце августа 1928 года в институте. Смеркалось. Зажёг лампу. Вдруг входит Николай Иванович: «Милый мой, мне для «Земледельческого Афганистана» нужно снять веточку масличных крестоцветных. Доставьте-ка их из Детского Села». «Хорошо, говорю, завтра они у вас будут». — «Да не завтра, а сейчас надо!» — «Но ведь скоро девять часов, в Детском Селе я буду в десять-одиннадцать, вернусь около полуночи, даже за полночь, кто же будет фотографировать в это время?» — «А я уже договорился с Александром Сидоровичем (фотографом), он обещал к утру всё сделать». — «Ну, тогда хорошо». Еду в Детское. Разыскиваю и бужу нужных сотрудников, зажигаем фонари, едем на коллекцию. Веточки выбраны, срезаны, доставлены фотографу. Часам к десяти утра Вавилов рассматривает готовые снимки и доволен, они сразу же идут в цинкографию. Вот при таком темпе работы за месяц-два был создан капитальный труд «Земледельческий Афганистан».<ref name="ку"/><ref name="мп"/>{{rp|с.66}}|Автор=А. И. Купцов, «Памяти Николая Ивановича Вавилова», 1958}}
 
===1960-е===
{{Q|[В апреле 1932 г. <…> не знакомый со страной, не зная русского языка, [[w:Костов, Дончо|Дончо Костов]] с тревогой и серьёзными опасениями вступил на ленинградскую землю. Телеграмму он не послал, и никто его не встретил. Вдобавок на Московском вокзале учёный не нашёл транспорта в сторону Института растениеводства. Шёл дождь. Весь четырёхкилометровый Невский проспект Костов прошагал пешком.] До ВИРа добрёл он промокший, в плачевном виде. В вестибюле около раздевалки увидел толпящихся людей. Спросил у швейцара: «Где можно найти академика Вавилова?» — «А вот он стоит спиной к вам». Стоящий впереди обернулся, и Дончо увидел карие, внимательно-вдумчивые глаза. Услышав, что перед ним Дончо Костов, Николай Иванович широким жестом обнял его и просто, ласково, как будто старому знакомому, сказал: «А мы вас давно ждём…» После этого Николай Иванович взял Дончо Костова под руку и повёл в зал, а затем на сцену в президиум. «Вот к нам приехал болгарский учёный доктор Дончо Костов, приветствуем его». И захлопал. Присутствующие в зале поддержали. Услышав аплодисменты, увидев приветливые улыбки вокруг себя, Костов освободился от тревог и сомнений. Именно в этот момент и на всю жизнь полюбил он Николая Ивановича Вавилова, советских учёных и весь Советский Союз. Никакие мелочи и неприятности в дальнейшем не трогали его.<ref name="мп"/>{{rp|с.54}}|Автор={{comment|Анна Костова-Маринова|жена Костова}}, «Крупнейший советский учёный академик Н. И. Вавилов — олицетворение русского сердечного гостеприимства», 1963}}
 
 
{{Q|Характерной спецификой Института растениеводства времён Николая Ивановича была особенная праздничная атмосфера, общее бодрое, приподнятое настроение у коллектива сотрудников; не могу сказать про других, но я всегда уходил домой по окончании работы с каким-то светлым и радостным чувством.<ref name="мп"/>{{rp|с.67}}|Автор=[[w:Пангало, Константин Иванович|Константин Пангало]]}}
 
{{Q|Лишь дважды я видел своего друга в волнении. В первый раз, когда он рассказал мне о том, что случилось с ним только что в Кремле. Спеша на заседание Исполнительного Комитета (ЦИК), он торопливо завернул за угол в одном из кремлевских коридоров и столкнулся с шедшим навстречу Сталиным. По счастью, оба тотчас же поняли, что столкнулись случайно, однако и через несколько часов, вернувшись в Институт генетики, Вавилов всё ещё не мог прийти в себя.<ref name="мп"/>{{rp|с.114}}|Комментарий=скорее всего весной 1935; по словам Вавилова друзьям, Сталин сначала с ужасом взглянул на его огромный портфель (очевидно, ему параноидально почудилась взрывчатка)<ref name="мп"/>{{rp|с.114}}|Автор=[[w:Мёллер, Герман Джозеф|Герман Мёллер]], письмо М. А. Поповскому}}
 
* см. [[Марк Александрович Поповский|Марк Поповский]], «[[Дело академика Вавилова]]», 1980
 
===Нападки [[лысенковщина|лысенковцев]]===
{{Q|Или я, или Вавилов. Пусть я ошибаюсь, но одного из нас не должно быть.<ref>ЛГАОРСС, фонд ВИРа, № 9708, ед. хр. 1377, л. 23.</ref><ref name="мп"/>{{rp|с.133}}|Комментарий=по словам аспиранта Донского на профсоюзном собрании в ВИРе 8 мая 1937|Автор=[[Трофим Лысенко]]}}
 
{{Q|Целиком на основах метафизики [[w:вейсманизм-морганизм|морганизма]], ещё более углубляя его лженаучные положения, строит свою теорию гомологических рядов и [[w:центры происхождения культурных растений|центров генофонда]] академик Вавилов. Академик Н. И. Вавилов по праву считает своим учителем наиболее реакционного из генетиков англичанина [[w:Бэтсон, Уильям|Бэтсон]]. Этот Бэтсон выступал с позорными для науки речами в 1914 году в Австралии, отстаивая антиэволюционизм, и делал открытые фашистские расовые выводы из своей антиэволюционной генетической концепции.<ref>[[w:Яровизация (журнал)|Яровизация]]. — 1939. — № 2.</ref><ref name="мп"/>{{rp|с.134}}|Комментарий=подразумевался типичный для логики сталинизма вывод, что Бэтсон и Вавилов — фашисты<ref name="мп"/>{{rp|с.134}}|Автор=[[Исаак Израилевич Презент|Исаак Презент]], «О лженаучных теориях в генетике»}}