Недопёсок (повесть): различия между версиями

Маркиз
(продолжение)
(Маркиз)
{{Q|Дёргался директор, метался под [[одеяло]]м.
― Катя, ― говорил он во сне, ― дай кисельку [[клюква|клюквенного]]. И Прасковьюшка спала неровно, просыпалась, бормотала, била в подушку [[кулак]]ами. Славно спал в эту [[ночь]] Фрол Ноздрачев, и снился ему теплый магазин, ящик с [[макароны|макаронами]]. Грозно, азартно, по-охотницки храпел Ноздрачев, так храпел, будто выговаривал фамилию знаменитого немецкого философа: «[[Людвиг Фейербах|Фейеррр-бах]]! Фейеррр-бах!» [[Барсук|Барсучья]] ночь тянулась долго, и высоко поднялся [[Орион]], медленно наклонился набок, догоняя скрывающегося за горизонт [[Телец (созвездие)|Тельца]]. Под утро ушел Орион за край земли, только кровавая звезда с его плеча долго еще светила над [[елка]]ми, тусклая звезда с таким певучим и таким неловким, неповоротливым в наших лесах названием ― [[Бетельгейзе]]. Перед [[рассвет]]ом протопали барсуки по оврагу в последний раз. Сопя и кряхтя, залезли спать в свои норы. И как только самый старый [[барсук]] улегся, над далекими лесами протянулась [[брусника|брусничная]] полоса рассвета. Из оврага тем временем послышалось короткое тявканье, шорох увядших [[трава|трав]], припорошенных снегом. Кто-то бежал по следу [[песец|песцов]]. Вот прохрустел сухим [[дудник]]ом у ручья и стал подниматься наверх.|Автор=из главы «Барсучья ночь»}}
 
{{Q|Наполеон хорошо знал этого рыжеватого Маркиза.
Маркиз жил в клетке напротив и с утра до [[вечер]]а дремал, накрывши нос пышным [[хвост]]ом. Он никогда не метался по клетке, как другие песцы, и не грыз решётку. Целыми днями он мудро [[сон|спал]], а просыпался только лишь для того, чтобы покрутить пойлушку.
[[Музыка|Музыку]] предобеденную Маркиз очень любил и сам был неплохим [[музыкант]]ом, умел выжать из своего незатейливого инструмента целый набор ликующих, а то и [[печаль]]ных, задумчивых звуков. [[Душа]] у него была, как видно, тонкая, [[артист]]ическая.
Недопёсок терпеть не мог [[железо|железную]] музыку. От визга пойлушек [[шерсть]] его вставала дыбом, он лаял, стараясь заглушить звон, но почему-то против воли и сам подкручивал миску ― не хотел, а она притягивала, заманивала.
Появление Маркиза на [[барсук|барсучьей]] горе ни капли не удивило Наполеона. Он даже и не задумался, откуда здесь взялся Маркиз, которому полагалось дремать в данный момент на звероферме.|Автор=из главы «Маркиз»}}
 
== Цитаты о повести ==