Литература: различия между версиями

5641 байт добавлено ,  2 года назад
все, чем ты пользуешься, — все это дала тебе литература
(Что́ сделала наша литература столь преступного)
(все, чем ты пользуешься, — все это дала тебе литература)
{{Q|Литература изъята из законов трения. Она одна не признает смерти.|Автор=[[Салтыков-Щедрин]]}}
{{Q|Везде литература ценится не на основании гнуснейших её образцов, а на основании тех её деятелей, которые воистину ведут общество вперёд.|Автор=[[Салтыков-Щедрин]]}}
{{Q|— Господа! — сказал я, — я понимаю, что вопрос об искоренении литературы не мог избежать предназначенной ему участи, но решительно не могу понять того ожесточения, с которым вы приступаете к его обсуждению. Что́ сделала наша литература столь [[преступление|преступного]], что вы находите недостаточным простое ее искоренение, но предлагаете таковое с употреблением [[огнём и мечом|огня и меча]]? Чем заслужила она участие [[палач]]а в имеющем постигнуть ее искоренении? Или оскудели [[городовой|городовые]]? Или [[стрела|стрелы]] небесные и земные утратили свою силу и меткость? Нет, все идет своим чередом, городовые стоят на своих местах, а [[небо]], как и древле, сыплет на нас своими [[молниям]]и!.. А мы, простые гулящие русские люди, в платоническом исступлении раздираем на себе ризы! Почему?<ref name="круглый">''[[Михаил Евграфович Салтыков-Щедрин|М.Е. Салтыков-Щедрин]]''. Собрание сочинений в двадцати томах. Том 13, [[Господа Головлёвы]], 1875—1880. [[Убежище Монрепо]], 1878—1879. [[Круглый год (сборник)|Круглый год]], 1879—1880. — С. 407-563. — Москва, Художественная литература, 1972 г.</ref>|Автор=[[Михаил Евграфович Салтыков-Щедрин|Михаил Салтыков-Щедрин]], «[[Круглый год (сборник)|Круглый год]]», 1879}}
{{Q|Общество, не имеющее литературы, не сознает себя [[общество]]м, а только беспорядочным сбродом [[индивидуум]]ов; страна, лишенная литературы, стои́т вне общей мировой связи и привлекает [[любопытство]] лишь в качестве диковины; об государстве и говорить не́чего: оно немыслимо без литературы уже по тому одному, что самым происхождением своим обязано литературе. Вот у вотяков нет ни письмен, ни сказаний, ни даже [[песня|песен]], есть только предание, что была когда-то какая-то [[книга]], да ее [[корова]] съела, но именно потому-то в этом племени так мало устойчивости, что недалеко время, когда оно и само, быть может, сделается преданием. Каким же образом общество, страна, [[государство]] могут призывать к своему суду литературу, когда они всем ей обязаны, кругом ею облагодетельствованы?
— Но ведь никто и не отрицает, mon oncle, что литература одна из необходимых функций общественного и государственного [[организм]]а...
— Не «одна из функций», а главная и единая, заключающая в себе неоскудевающий источник жизни. Все, что ты ни видишь кругом, все, чем ты пользуешься, — все это дала тебе литература. [[Квартира]], в которой ты живешь, [[пиджак]], который надет на твоих плечах, чай, который ты сию минуту пьешь, [[булка]], которую ты ешь, — все, все идет оттуда. Если б не было литературы, этого единственного сборного пункта, в котором [[мысль]] человеческая может оставить прочный след, ты ходил бы теперь на четвереньках, обросший шерстью, лакал бы болотную воду, питался бы сырыми [[злаки|злаками]] и [[черви|акридами]]. Но предположим, что это история давнишняя, проследить которую трудно; но даже и помимо будничных удобств, принимаемых бессознательно, просто как совершившийся факт, — даже помимо их, все удобства, наслаждения и утешения высшего разряда, все, чего требует пытливость ума, развитость вкуса, чуткость чувства, — все это опять-таки идет оттуда, а не из циркуляров и предписаний, как бы последние ни были в своей сфере полезны. Все [[знание|знания]], которыми ты обладаешь, даны тебе литературой; все понятия, суждения, правила, все, чем ты руководишься в жизни, все выработано ею. Даже понятие о неблагонамеренности литературы — и то ты почерпал из нее, а никак не додумался бы до него непосредственно, потому что, повторяю, без литературы ты ходил бы на четвереньках и лакал бы [[болото|болотную]] воду. Как это ни странно покажется для тебя, но без литературы не существовало бы ни [[живопись|живописи]], ни [[музыка|музыки]], ни [[искусство|искусств]] вообще, потому что она все разложила, и [[свет]], и [[звук]], и она же все сочетала. Не будь того светоча, который она всюду приносит с собой, и звуки, и краски, и линии — все было бы смешение, [[хаос]]. Даже техника искусств — и та обязана тою или другою степенью своего совершенства посредничеству литературы, потому что искусство, само по себе, немо и разъединено, одна литература имеет привилегию «гласить во все концы», она одна имеет дар всех соединять под сению своею, всем давать возможность вкусить от сладостей общения.<ref name="круглый"/>|Автор=[[Михаил Евграфович Салтыков-Щедрин|Михаил Салтыков-Щедрин]], «[[Круглый год (сборник)|Круглый год]]», 1879}}
{{Q|Литература — это такое занятие, при котором надо снова и снова доказывать, что у тебя есть талант, людям, лишённым каких-либо талантов.|Автор=[[Жюль Ренар]]}}
{{Q|Литература — это управляемое сновидение.|Автор=[[Хорхе Луис Борхес]]}}