Михаил Евграфович Салтыков-Щедрин: различия между версиями

1) ляпсус самого рецензента (Салтыкова ли?) сделал оценку ещё банальнее, т.к. Минаев ничего не спутал, 2) с Буйдой - типичное раздувание цитаты
(среди сумасшедших авторов Щедрин)
(1) ляпсус самого рецензента (Салтыкова ли?) сделал оценку ещё банальнее, т.к. Минаев ничего не спутал, 2) с Буйдой - типичное раздувание цитаты)
{{Персоналия
{{Навигация
|ТемаИмя= Михаил Евграфович Салтыков-Щедрин
|Википедияwikipedia= Салтыков-Щедрин, Михаил Евграфович
|Викитекаsource= Михаил Евграфович Салтыков-Щедрин
|commons=Category:Mikhail Yevgrafovich Saltykov-Shchedrin
|news=Категория:Михаил Салтыков-Щедрин
}}
'''Михаи́л Евгра́фович Салтыко́в-Щедри́н''' (настоящая фамилия '''Салтыков''', псевдоним '''Николай Щедрин'''; 1826—1889) — русский писатель-сатирик, рязанский и тверской вице-губернатор.
 
== Цитаты ==
{{Q|Все великие писатели и мыслители потому и были велики, что об ''основах'' говорили.<ref name="М"/>}}
 
{{Q|Воспитывайте в себе идеалы будущего <...>, вглядывайтесь часто и пристально в светящиеся точки, которые мерцают в перспективах будущего.<ref name="М"/>}}
 
{{Q|Выражение «бонапартисты» <…> отнюдь не следует понимать буквально. Под «бонапартистом» я разумею вообще всякого, кто смешивает выражение «[[отечество]]» с выражением «ваше превосходительство» и даже отдает предпочтение последнему перед первым. Таких людей во всех странах множество, а у нас до того довольно, что хоть лопатами огребай.|Автор=«За рубежом»}}
 
{{Q|У ней была в распоряжении громадная сила: упорство [[глупость|тупоумия]], и так как эта сила постоянно била в одну точку: досадить, изгадить жизнь, то по временам она являлась чем-то страшным. Мало-помалу арена столовой сделалась недостаточною для неё; она врывалась в кабинет и там настигала Иудушку (прежде она и подумать не посмела бы войти туда, когда барин «занят»). Придёт, сядет к окну, упрётся посоловелыми глазами в пространство, почешется лопатками об косяк и начнёт колобродить.|Автор=«[[Господа Головлёвы]]»}}
 
{{Q|Цитата=Огорчилась девочка, расчувствовалась — вот и всевсё. ПройдетПройдёт. Бывают минуты хорошие, бывают и горькие — это в порядке вещей. Но и те и другие только скользят, а отнюдь не изменяют однажды сложившегося хода жизни. Чтоб дать последней другое направление, необходимо много усилий, потребна не только нравственная, но и физическая храбрость. Это почти то же, что самоубийство. Хотя перед самоубийством человек проклинает свою жизнь, хотя он положительно знает, что для него смерть есть свобода, но орудие смерти все-таки дрожит в его руках, нож скользит по горлу, пистолет, вместо того чтоб бить прямо в лоб, бьет ниже, уродует. Так-то и тут, но еще труднее. И тут предстоит убить свою прежнюю жизнь, но, убив ее, самому остаться живым. То «ничто», которое в заправском самоубийстве достигается мгновенным спуском курка,— тут, в этом особом самоубийстве, которое называется «обновлением», достигается целым рядом суровых, почти аскетических усилий. И достигается все-таки «ничто», потому что нельзя же назвать нормальным существование, которого содержание состоит из одних усилий над собой, из лишений и воздержаний. У кого воля изнежена, кто уже подточен привычкою легкого существования — у того голова закружится от одной перспективы подобного «обновления». И инстинктивно, отворачивая голову и зажмуривая глаза, стыдясь и обвиняя себя в малодушии, он все-таки опять пойдет по утоптанной дороге.|Автор=«[[Господа Головлевы]]Головлёвы»}}
 
{{Q|Есть легионы сорванцов, у которых на языке «государство», а в мыслях — пирог с казенной начинкою.}}
{{Q|Есть люди, которые мертвыми дланями стучат в мертвые перси, которые суконным языком выкликают «Звон победы раздавайся!» и зияющими впадинами вместо глаз выглядывают окрест: кто не стучит в перси и не выкликает вместе с ними?..<ref name="М"/>}}
 
{{Q|Исследуемый мною мир есть воистину мир призраков. Но я утверждаю, что эти призраки не только не бессильны, но самым решительным образом влияют на жизнь...жизнь…<ref name="М"/>}}
 
{{Q|[[Литература]] изъята из законов тления. Она одна не признает смерти.<ref name="зр">«Золотые россыпи». — Одесса: «Маяк», 1965. — С. 121.</ref>}}
{{Q|Нет более просветляющего, очищающего душу чувства, как то, которое ощущает человек при знакомстве с великим художественным произведением.|Комментарий=В должности руководителя вятской губернской канцелярии.<ref name="зр"/>}}
 
{{Q|... ничто так не обескураживает пророка, как сознание, что он угадан и что по поводу его уже раздался смех.<ref name="М"/>}}
 
{{Q|''описание Дворцовой площади Петербурга''
 
{{Q|За всем тем, он человек [[доброта|добрый]] или, лучше сказать, мягкий, и те вершки, которые он предлагает здесь убавить, а там прибавить, всегда свидетельствуют скорее о благосклонном отношении к жизни, нежели об [[жестокость|ожесточении]]. Выражения; согнуть в бараний рог, стереть с лица земли, вырвать вон с корнем, зашвырнуть туда, куда Макар телят не гонял, — никогда не принимались им серьёзно. По нужде он, конечно, терпел их, но никак не мог допустить, чтоб они могли служить выражением какой бы то ни было административной системы.
Он был убеждён, что даже в простом [[разговор]]е нелишнее их избегать, чтобы как-нибудь по [[ошибка|ошибке]], вследствие несчастного [[lapsus linguae]], в самом деле кого-нибудь не согнуть в бараний рог. Первая размолвка его с князем Иваном Семенычем (сначала они некоторое время служили вместе) произошла именно по поводу этого выражения. Князь утверждал, что «этих людей, ''mon cher,'', непременно надобно гнуть в бараний рог», Тебеньков же имел смелость почтительнейше полагать, что самое выражение «гнуть в бараний рог» — ''est une expression de nationalgarde, à peu près vide de sens.''<ref group="комм.">Фраза Тебенькова: «est une expression de nationalgarde, à peu près vide de sens», сказанная традиционно по-французски, — в переводе звучит как достаточно ядовитое замечание: ''«это почти бессмысленное выражение национальных гвардейцев»''.</ref>.|Автор=«[[Благонамеренные речи]]» ''(По части женского вопроса)''}}
 
{{Q|Уже не говоря о том, что вся строфа есть не что иное, как [[lapsus linguae]] и что [[Дмитрий Дмитриевич Минаев|г.Минаев]], вероятно, хотел сказать, что [[поэт]] продал, подобно [[Исав]]у, своё первородство, взамен [[чечевичная похлёбка|чечевичной похлёбки]] на обедах (так, по крайней мере, гласит [[смысл]] пьесы, но [[сатирик]], очевидно, спутал Исава с похлёбкою)...<ref>Салтыков-Щедрин М.Е., «Собрание сочинений» (в двадцати томах). Москва: 1965-1978 год, том 9, стр.248</ref>|Автор=«В сумерках». [[Сатира|Сатиры]] и песни [[Дмитрий Дмитриевич Минаев|Д.Д.Минаева]]}}
 
{{Q|Система самовосхваления может быть причиною сновидений, бесспорно весьма приятных, но вместе с тем и крайне обидного пробуждения.<ref name="зр"/>}}
{{Q|Дозволяется при встрече с начальством вежливыми и почтительными телодвижениями выражать испытываемое при сем удовольствие.<ref name="М"/>}}
 
{{Q|…и… и даже допускал, что самые заблуждения людей не всегда должны иметь непременным последствием расстреляние.}}
 
{{Q|Небоящиеся чинов оными награждены не будут, боящемуся же всё дастся.<ref name="М"/>}}
{{Q|Прежде всего замечу, что истинный администратор никогда не должен действовать иначе, как чрез посредство мероприятий. Всякое действие не есть действие, а есть мероприятие. Приветливый вид, благосклонный взгляд суть такие же меры внутренней политики, как экзекуция. Обыватель всегда в чем-нибудь виноват.<ref name="М"/>}}
 
{{Q|Чего-то хотелось: не то конституции, не то севрюжины с хреном, не то кого-нибудь ободрать.|Автор=|Комментарий=Сатира «Культурные люди»}}
 
{{Q|У нас нет середины: либо в рыло, либо ручку пожалуйте!}}
 
{{Q|...Если…Если б русский мужик и добровольно отказался от употребления спиртных напитков, то и тогда надлежало бы кроткими мерами вновь побудить его возвратиться к оным.|Автор=|Комментарий=«За рубежом», слова графа Твэрдоонто}}
 
{{Q|Цитата=Здешние русские пионеры люди интеллигенции по преимуществу. Провозят из Петербурга чай, сахар, апельсины, табак и, миновавши териокскую таможню, крестятся и поверяют друг другу: Вы что провезли?
Папиросы для мужа.
А я целую голову сахару… Угадайте где она у меня была?
Шепот: Ах, проказница!|Автор=|Комментарий=|Оригинал=}}
 
{{Q|Цитата=Огорчилась девочка, расчувствовалась — вот и все. Пройдет. Бывают минуты хорошие, бывают и горькие — это в порядке вещей. Но и те и другие только скользят, а отнюдь не изменяют однажды сложившегося хода жизни. Чтоб дать последней другое направление, необходимо много усилий, потребна не только нравственная, но и физическая храбрость. Это почти то же, что самоубийство. Хотя перед самоубийством человек проклинает свою жизнь, хотя он положительно знает, что для него смерть есть свобода, но орудие смерти все-таки дрожит в его руках, нож скользит по горлу, пистолет, вместо того чтоб бить прямо в лоб, бьет ниже, уродует. Так-то и тут, но еще труднее. И тут предстоит убить свою прежнюю жизнь, но, убив ее, самому остаться живым. То «ничто», которое в заправском самоубийстве достигается мгновенным спуском курка,— тут, в этом особом самоубийстве, которое называется «обновлением», достигается целым рядом суровых, почти аскетических усилий. И достигается все-таки «ничто», потому что нельзя же назвать нормальным существование, которого содержание состоит из одних усилий над собой, из лишений и воздержаний. У кого воля изнежена, кто уже подточен привычкою легкого существования — у того голова закружится от одной перспективы подобного «обновления». И инстинктивно, отворачивая голову и зажмуривая глаза, стыдясь и обвиняя себя в малодушии, он все-таки опять пойдет по утоптанной дороге.|Автор=«[[Господа Головлевы]]»}}
 
==Цитаты о Салтыкове-Щедрине==
{{Q|В каждом порядочном человеке русской земли Щедрин имеет глубокого почитателя. Честно имя его между лучшими, и полезнейшими, и даровитейшими детьми нашей родины. Он найдёт себе многих панегиристов, и всех панегириков достоин он. <ref name="чго"/>|Автор=[[Николай Чернышевский]], 1857}}
<!--По алфавиту-->
{{Q|Он писатель, по преимуществу <[скорбный>] и негодующий.<ref name="чго">Н. Г. Чернышевский. Статья о «[[Губернские очерки|Губернских очерках]]» // Современник. — 1857. — № 6.</ref>|Автор=[[Николай Чернышевский]], 1857}}
 
{{Q|В каждом порядочном человеке русской земли Щедрин имеет глубокого почитателя. Честно имя его между лучшими, и полезнейшими, и даровитейшими детьми нашей родины. Он найдёт себе многих панегиристов, и всех панегириков достоин он.<ref name="чго"/>|Автор=[[Николай Чернышевский]], 1857}}
 
{{Q|Михаил Евграфович Салтыков — это всеми уважаемый диагност наших общественных зол и недугов.<ref name="М"/>|Автор=[[Иван Михайлович Сеченов|Иван Сеченов]]}}
 
{{Q|Мне жаль Салтыкова. Это была крепкая, сильная голова. Тот сволочной дух, который живетживёт в мелком, измошенничавшемся душевно русском интеллигенте среднего пошиба, потерял в немнём своего самого упрямого и назойливого врага. Обличать умеет каждый газетчик, издеваться умеет и [[w:Буренин, Виктор Петрович Буренин|Буренин]], но открыто презирать умел один только Салтыков. Две трети читателей не любили его, но верили ему все. Никто не сомневался в искренности его презрения.<ref>|Автор=[http://feb-web.ru/feb/chekhov/texts/sp0/pi3/pi3-211-.htm[Антон ПисьмоЧехов]], [[письма Антона Чехова#1889|письмо А. Н. Плещееву]], 14 мая 1889 г.]</ref>|Автор=[[Антон Чехов]] (после смерти писателя)}}
 
{{Q|С появлением каждой новой вещи Щедрина валился целый угол старой жизни. Кто помнит впечатление от его «[[Помпадуры и помпадурши|Помпадуров и помпадурш]]», его «[[История одного города|глуповцев]]» и его «Балалайкина»<ref group="комм.">Балалайкин — персонаж ряда произведений Салтыкова, в первую очередь, «[[Современная идиллия|Современной идиллии]]».</ref>, знает это. Явление, за которое он брался, не могло выжить после его удара. Оно становилось смешно и позорно. Никто не мог отнестись к нему с уважением. И ему оставалось только умереть. <ref name="М"/>|Автор=[[Михаил Петрович Соловьёв|Михаил Соловьёв]]}}
{{Q|Невозможно понять историю России во второй половине XIX века без помощи Щедрина.<ref name="М"/>|Автор=[[Максим Горький]]}}
 
{{Q|Это писатель ничуть или мало уступающий [[Лев Толстой|Льву Толстому]], а в энергичной, страстной борьбе со злом, в той силе анализа, с которой он умел разбираться в разных общественных течениях, может быть, даже превосходящий Толстого.<ref name="М"/>.|Автор=[[Александр Иванович Эртель|Александр Эртель]]}}
{{Q|..несравнимо сильнее всех книг Щедрина подействовал на меня его портрет <...> Из-под густых бровей и тяжелых надбровий прямо в глаза вам смотрит отчаянный, почти безумный в своей горечи, какой-то вопрошающий вас взгляд — взгляд великого русского писателя. И в этих глазах — весь путь, все наследие, школа мысли и чувства тех, кто любил свою родину «сквозь слёзы», кто боролся за все прекрасное в ней, выйдя один на один, как богатырь в поле, на схватку с безобразными масками, искажавшими это прекрасное.|Автор=[[Мариэтта Сергеевна Шагинян|Мариэтта Шагинян]], «Воспоминания»}}
 
* см. [[Игорь Северянин]], [[s:Салтыков-Щедрин (Северянин)|«Салтыков-Щедрин»]], 1926
{{Q|Он писатель, по преимуществу <скорбный> и негодующий.<ref name="чго">Н. Г. Чернышевский. Статья о «[[Губернские очерки|Губернских очерках]]» // Современник. — 1857. — № 6.</ref>|Автор=[[Николай Чернышевский]], 1857}}
 
{{Q|Сатира Щедрина <...> при всём блестящем остроумии тяжела, её просто трудно читать! Она такая злая, она звенит как натянутая струна, она готова оборваться. Она надрывает Вам сердце...сердце…<ref name="М"/>|Автор=[[Анатолий Васильевич Луначарский|Анатолий Луначарский]]}}
{{Q| Особняком среди «[[Сумасшествие|сумасшедших]]» авторов в России стоит Салтыков-Щедрин с его «[[История одного города|Историей одного города]]», снискавшей ему славу «антипатриота», «прокурора» и т.п. [[читатель|Читатели]], не обидевшиеся ни на [[Николай Гоголь|Гоголя]], ни на [[Всеволод Гаршин|Гаршина]], ни на [[Антон Чехов|Чехова]], почему-то часто обижаются на Щедрина (например, [[Алексей Сергеевич Суворин|Суворин]], выступивший в «Вестнике Европы» под псевдонимом А.Б-ов). Читатели и критики воспринимают в «Истории одного города» [[сатира|сатирические]] аллюзии на россйискую историю и сильный дидактический заряд того рода, который позволяет ставить Щедрина в один ряд с [[Александр Николаевич Радищев|Радищевым]] и [[Пётр Яковлевич Чаадаев|Чаадаевым]], авторами скорее почитаемыми, нежели читаемыми. По [[ошибка|ошибке]] радикалы записали Щедрина в «свои», хотя в «[[Глупов]]е» не одна бочка [[дёготь|дегтя]] сознательно вылита на всех [[мечта]]телей о [[Золотой век|Золотом веке]], на [[социалист]]ов, фурьеристов, сен-симонистов, на [[Дмитрий Михайлович Щербатов|князя Щербатова]] и [[Владимир Фёдорович Одоевский|Владимира Одоевского]]. На самом деле, как мне кажется, проблема заключается в том, что Щедрин не называет и даже не считает [[Глупов]] сумасшедшим домом, хотя точно так же отказывает ему в праве на «нормальность». Глупов ― это гоголевский [[Нос (повесть)|Нос]], разгуливающий сам по себе. [[Этика]] слилась с [[эстетика|эстетикой]], в этом смысле Щедрин ― предтеча литературы [[абсурд]]а ХХ века. «Оно пришло» ― финальная реплика из «[[В ожидании Годо]]». Самая же смешная и жуткая для русского читателя фраза: «[[История]] прекратила течение свое». Смешная и жуткая потому, что в [[Россия|России]] история и не начинала течение свое.<ref>''[[:w:Буйда, Юрий Васильевич|Юрий Буйда]]'', «Щина», рассказ. — М.: журнал «Знамя», №5 за 2000 г.</ref>|Автор= [[:w:Буйда, Юрий Васильевич|Юрий Буйда]], «Щина», 2000}}
 
{{Q|Невозможно понять историю России во второй половине XIX века без помощи Щедрина.<ref>Правда. — 1936. — 10 декабря.</ref><ref>История русской литературы. — М., 1939. — С. 273.</ref><ref name="М"/>|Автор=[[Максим Горький]]}}
{{Q|С появлением каждой новой вещи Щедрина валился целый угол старой жизни. Кто помнит впечатление от его «[[Помпадуры и помпадурши|Помпадуров и помпадурш]]», его «[[История одного города|глуповцев]]» и его «Балалайкина»<ref>Балалайкин — персонаж ряда произведений Салтыкова, в первую очередь, «[[Современная идиллия|Современной идиллии]]»</ref>, знает это. Явление, за которое он брался, не могло выжить после его удара. Оно становилось смешно и позорно. Никто не мог отнестись к нему с уважением. И ему оставалось только умереть. <ref name="М"/>|Автор=[[Михаил Петрович Соловьёв|Михаил Соловьёв]]}}
 
{{Q|Это огромный писатель, гораздо более поучительный и ценный, чем о нём говорят.<ref name="М"/>|Автор=[[Максим Горький]]}}
{{Q|Сатира Щедрина <...> при всём блестящем остроумии тяжела, её просто трудно читать! Она такая злая, она звенит как натянутая струна, она готова оборваться. Она надрывает Вам сердце...<ref name="М"/>|Автор=[[Анатолий Васильевич Луначарский|Анатолий Луначарский]]}}
 
{{Q|..несравнимо сильнее всех книг Щедрина подействовал на меня его портрет. <...> Из-под густых бровей и тяжелых надбровий прямо в глаза вам смотрит отчаянный, почти безумный в своей горечи, какой-то вопрошающий васваг взгляд — взгляд великого русского писателя. И в этих глазах — весь путь, все наследие, школа мысли и чувства тех, кто любил свою родину «сквозь слёзы», кто боролся за все прекрасное в ней, выйдя один на один, как богатырь в поле, на схватку с безобразными масками, искажавшими это прекрасное.|Автор=[[Мариэтта Сергеевна Шагинян|Мариэтта Шагинян]], «Воспоминания»}}
{{Q|Это огромный писатель, гораздо более поучительный и ценный, чем о нём говорят.<ref name="М"/>|Автор=[[Максим Горький]]}}
 
{{Q|Особняком среди «[[Сумасшествие|сумасшедших]]» авторов в России стоит Салтыков-Щедрин с его «[[История одного города|Историей одного города]]», снискавшей ему славу «антипатриота», «прокурора» и т.п. Читатели, не обидевшиеся ни на [[Николай Гоголь|Гоголя]], ни на [[Всеволод Гаршин|Гаршина]], ни на Чехова, почему-то часто обижаются на Щедрина…|Автор=[[w:Буйда, Юрий Васильевич|Юрий Буйда]], «Щина», 2000}}
{{Q|Это писатель ничуть или мало уступающий [[Лев Толстой|Льву Толстому]], а в энергичной, страстной борьбе со злом, в той силе анализа, с которой он умел разбираться в разных общественных течениях, может быть, даже превосходящий Толстого<ref name="М"/>.|Автор=[[Александр Иванович Эртель|Александр Эртель]]}}
 
{{Q|… пока Россия остаётся такой, какая есть, он бессмертен.|Комментарий=трюизм|Автор=[[Владимир Войнович]], «[[Малиновый пеликан]]», 2016}}
* Сергей Макашин, [[Салтыков-Щедрин. Биография (Макашин)|Салтыков-Щедрин. Биография]] (монография)
 
== См. также ==
== Примечания ==
{{примечания}}
 
== Ссылки ==
* [http://az.lib.ru/s/saltykow_m_e/ Собрание сочинений на Lib.Ru/Классика]
* [http://saltykov-schedrin.lit-info.ru/saltykov-schedrin/articles/articles.htm Отдел о Салтыкове-Щедрине] на сайте niv.ru (Наука. Искусство. Величие)
 
{{DEFAULTSORT:Салтыков-Щедрин, Михаил Евграфович}}