История одного города: различия между версиями

10 444 байта добавлено ,  1 год назад
критика о романе
м (оформление)
(критика о романе)
— С нас, брат, не что возьмешь! — говорили другие, — мы не то что прочие, которые телом обросли! нас, брат, и уколупнуть негде!
И упорно стояли при этом на коленях.}}
 
== Цитаты о романе ==
== После «Истории одного города» ==
{{Q|Своей [[сатира|сатирической]] манерой Салтыков несколько напоминает [[Ювенал]]а. Его [[смех]] горек и резок, его насмешка нередко оскорбляет. Но, как мы уже сказали, его негодование часто принимает форму [[карикатура|карикатуры]]. Существует два рода карикатуры: одна преувеличивает [[истина|истину]], как бы посредством увеличительного [[стекло|стекла]], но никогда не извращает полностью ее сущность, другая же более или менее сознательно отклоняется от естественной правды и реальных соотношений. Салтыков прибегает только к первому роду, который один только и допусти́м. Это — естественное проявление его [[характер]]а, в котором внутренняя [[доброта]] и чувствительность скрыты под внешней [[суровость]]ю. В то же время он обладает настолько тонкой восприимчивостью, что даже способен к интуитивному прозрению. Он много читал, а главное, много видел. Действительно, он знает свою страну лучше, чем кто бы то ни было. «История одного города» — это в сущности сатирическая история русского общества во второй половине прошлого и в начале нынешнего столетия, изложенная в форме комического описания города [[Глупов]]а и начальников, последовательно правивших им с 1762 по 1826 г.<ref>''[[Иван Сергеевич Тургенев|И.С. Тургенев]]'' Полное собрание сочинений и писем в тридцати томах. — М.: Наука, 1982. — Т. 10. Стр. 264.</ref>|Автор=[[Иван Сергеевич Тургенев|Иван Тургенев]], «История одного города. Издал М. Е. Салтыков. С.-Петербург, 1870»}}
 
{{Q|Стало быть, это не [[пародия]]; стало быть, сатирик готов подписаться под взглядами архивариусов, или он опять шутит, беззаботно смеется и над [[архивариус]]ами, и над [[читатель|читателем]], и над [[w:Шубинский, Сергей Николаевич|господами Шубинскими]]? Читаете дальше, и перед вами возникает новый [[вопрос]]: не захотел ли г. Салтыков насмеяться и над самим собою? Подобное самоотвержение редко посещает авторов, но все-таки бывает...
Вот те недоумения, которые порождает в нас книга г. Салтыкова; явились ли они в ней, вследствие неудачного литературного приема и двойственности цели или неясности для самого [[сатирик]]а причин исторических явлений? Так как эти недоумения преследуют читателя через всю книгу, то это мешает ее цельности, ее впечатлению на читателя, путает его относительно воззрений автора на события и лица и смешивает его [[личность]] с изобретенными им архивариусами. Путанице этой способствует поверхностное знакомство [[автор]]а с историей XVIII века и, вообще, с историей русского народа. Для того, чтоб изобразить эту историю хотя бы в узкой рамке одного города Глупова, для того, чтобы глубоко верно и метко представить отношение глуповцев к [[власть|власти]], и, наоборот, для того, чтобы понять характер [[народ]]а в связи с его историей, надобно или обладать гениальным [[талант]]ом, который многое отгадывает чутьем, или, имея талант далеко не великий, долго и прилежно сидеть над писаниями, положим, тех же архивариусов, Иначе, без изучения, можно впасть в ту же грубую [[ошибка|ошибку]], в какую впадали некоторые иностранцы, посещавшие Русь в XVI веке и говорившие, что «русским народом можно управлять, только запустив в их кровь по локоть руки», Г. Салтыков, конечно, не говорит ничего подобного и ничего подобного и в намерении иметь не может, но его глуповцы так [[глупость|глупы]], так легкомысленны, так идиотичны и ничтожны, что самый глупый и ничтожный [[начальник]] их является существом высшим, равного которому из среды себя глуповцы не могли бы представить. В читателе естественно рождается [[мысль]], что глуповцы должны благодарить Бога и за таких начальников... Хотел ли это сказать г. Салтыков, или это вышло против его воли, или все это он шутит, все беззаботно [[хохот|хохочет]], желая во что бы то ни стало потешить просвещенных соотечественников и насчет начальства и насчет его подчиненных, так, чтобы не было обидно ни тем ни другим?.. Вопрос любопытный для характеристики нашего сатирика, но решение его затруднительно.<ref name="Крит">Критическая литература о произведениях М. Е. Салтыкова-Щедрина. Выпуск второй. [[Алексей Сергеевич Суворин|Алексей Суворин]]. «История одного города». По подлинным документами издал М. Е. Салтыков (Щедрин). Спб., 1870 г. — М.: 1905 г.</ref>|Автор=[[Алексей Сергеевич Суворин|Алексей Суворин]], «Историческая сатира», 1871}}
 
{{Q|Итак, главные, если не единственные занятия градоначальников — сечение и взыскание недоимок; [[традиция]] эта унаследована ими от самых древнейших времен, со времени призвания глуповцами к себе князей, что сатирик рассказывает в особом очерке «О корени происхождения глуповцев», очерке слабом, неостроумном, не возбуждающем даже [[улыбка|улыбки]], хотя автор, очевидно, рассчитывает на читательский [[смех]], наполняя свое сказание якобы смешными словами, вроде «моржееды, [[лук]]оеды, гущееды, вертячие [[боб]]ы, [[лягушка|лягушечники]], губошлепы, кособрюхие, рукосуи» и проч. — так именуются независимые племена, жившие в соседстве с глуповцами или «головотяпами», как они первоначально назывались; назывались же они так потому, что «имели привычку тяпать [[голова]]ми обо все, что бы ни встретилось на пути. [[Стена]] попадается — об стену тяпают; Богу молиться начнут — об пол тяпают». Это «тяпанье» уже достаточно говорит о душевных, прирожденных качествах головотяпов, развившихся в них независимо от князей, а, так сказать, на общинной воле, на вечах; неизвестно, почему идут глуповцы искать себе князя глупого, но нечаянно наталкиваются на умного, который переименовал их в глуповцев и при первом бунте, который они устраивают, выведенные из терпения притеснениями наместника, является к ним собственною персоной и кричит: «Запорю!» «С этим словом, — замечает сатирик, — начались исторические времена».<ref name="Крит"/>|Автор=[[Алексей Сергеевич Суворин|Алексей Суворин]], «Историческая сатира», март 1871}}
 
==Примечания ==