Жорж-Шарль Дантес: различия между версиями

2182 байта добавлено ,  8 месяцев назад
+ Бестужев 1837 - Я убью этого Дантеса
(лермонтов (в редакции Висковатова) + так всё же вернее для цитатника (искать никто не любит))
(+ Бестужев 1837 - Я убью этого Дантеса)
 
{{Q|Вот, однако, сведения о его [[смерть|смерти]], почерпнутые из самого чистого источника. Дантес пустой человек, но ловкий, любезный [[француз]], блиставший в наших салонах звездой первой величины. Он ездил в дом к Пушкину. Известно, что жена поэта красавица. Дантес, по праву француза и жителя салонов, фамильярно обращался с нею, а она не имела довольно такта, чтобы провести между ним и собою черту, за которую мужчина не должен никогда переходить в сношениях с женщиною, ему не принадлежащею. А в [[общество|обществе]] всегда бывают люди, питающиеся репутациями ближних: они обрадовались случаю и пустили молву о связи Дантеса с женою Пушкина. Это дошло до последнего и, конечно, взволновало и без того тревожную душу поэта. Он запретил Дантесу ездить к себе. Этот оскорбился и отвечал, что он ездит не для жены, а для свояченицы Пушкина, в которую влюблен. Тогда Пушкин потребовал, чтобы он женился на молодой девушке, и сватовство состоялось.<ref>''[[:w:Никитенко, Александр Васильевич|Никитенко А.В.]]'', Записки и дневник: В 3 т. Том 1. — М.: Захаров, 2005 г. (Серия «Биографии и мемуары»)</ref>|Автор=[[:w:Никитенко, Александр Васильевич|Александр Никитенко]], «Дневник», 1837}}
 
{{Q|Дань сочувствия, приносимая толпой умирающему великому поэту, действительно трогательна! Высочайшая милость, столь щедро оказанная семье [[покойник|покойного]], должна заставить покраснеть наших недоброжелателей за границей. Но Пушкина этим не воскресишь, и эта утрата невозместима. Ты, впрочем, слишком обвиняешь Дантеса, ― [[нравственность]], или, скорее, общая безнравственность, с моей точки зрения, дает ему отпущение [[грех]]ов: его [[преступление]] или его [[несчастье]] в том, что он убил Пушкина, ― и этого более чем достаточно, чтобы считать, что он нанес нам непростительное, на мой взгляд, [[оскорбление]]. Пусть он знает (свидетель [[Бог]], что я не шучу), что при первой же нашей встрече один из нас не вернется живым. Когда я прочел твое письмо Мамуку Арбелианову, он разразился [[проклятие|проклятиями]]. «Я убью этого Дантеса, если только когда-нибудь его увижу!» ― сказал он. Я заметил, что в России достаточно [[русские|русских]], чтобы отомстить за дорогую [[кровь]]. Пусть он остерегается!<ref>''[[:w:Бестужев, Александр Александрович|А.А. Бестужев-Марлинский]]''. «Кавказские повести». — СПб., «Наука», 1995 г.</ref>|Автор=[[:w:Бестужев, Александр Александрович|Александр Бестужев-Марлинский]], Письма, 1837}}
 
{{Q|Дантес, лишённый карьеры, обманутый в честолюбии, с женою старее его, принужден был поселиться во Франции, в своей провинции, где не может быть ни любим, ни уважаем по случаю своего эмигрантства. Сего не довольно: небо наказало даже его преступную руку. Однажды на охоте он протянул её, показывая что-то своему товарищу, как вдруг выстрел, и пуля попала прямо в руку.<ref>Из памятные заметок Н. М. Смирнова // Русский Архив. — 1882. — Кн. I. — С. 237-8.</ref>|Автор=[[w:Смирнов, Николай Михайлович|Николай Смирнов]], «Памятные заметки», 1842}}