Александр Сергеевич Грибоедов: различия между версиями

м
{{Q|— Между тем подошло несколько любопытных; иные, завлечённые сильным [[спирт]]овым запахом, начали разбирать кровельные доски; под ними скот домашний и люди мёртвые и всякие вещи. Далее нельзя было итти по развалинам; я приготовил ялик и пустился в [[Нева|Неву]]; мы поплыли в Галерную гавань; но сильный ветер прибил меня к Сальным буянам, где, на возвышенном гранитном берегу, стояло двухмачтовое [[финны|чухонское]] судно, необыкновенной силою так высоко взмощенное; кругом повреждённые огромные суда, издалека туда заброшенные. Я взобрался вверх; тут огромное кирпичное здание, вся его лицевая сторона была в нескольких местах проломлена, как бы десятком стенобитных орудий; бочки с салом разметало повсюду; у ног моих черепки, [[луковица]], [[капуста]] и толстая связанная кипа бумаг с надписью: «No 16, февр. 20. Дела казенные».|Автор=«Частные случаи петербургского наводнения» (1824)}}
 
{{Q|«Признаться, моя [[логика]] велит лучше пить вино, чем описывать, как пьют,»|Автор=«Письмо из Бреста Литовского к издателю «Вестника Европы»}}
 
{{Q|«необузданность горцев останется только в рассказах о прошедшем» |Автор=Письмо к издателю «Сына Отечества» из Тифлиса(1819)}}