Жорж-Шарль Дантес: различия между версиями

655 байт убрано ,  9 месяцев назад
{{Q|Дантес, лишённый карьеры, обманутый в честолюбии, с женою старее его, принужден был поселиться во Франции, в своей провинции, где не может быть ни любим, ни уважаем по случаю своего эмигрантства. Сего не довольно: небо наказало даже его преступную руку. Однажды на охоте он протянул её, показывая что-то своему товарищу, как вдруг выстрел, и пуля попала прямо в руку.<ref>Из памятные заметок Н. М. Смирнова // Русский Архив. — 1882. — Кн. I. — С. 237-8.</ref>|Автор=[[w:Смирнов, Николай Михайлович|Николай Смирнов]], «Памятные заметки», 1842}}
 
Дантес* пользовалсясм. очень хорошей репутацией и <…> заслуживал её вполне, если не ставить ему в упрёк фатовство и слабость хвастать своими успехами у женщин.|Автор=[[w:Данзас, Константин Карлович|Константин Данзас]] по записи [[Александр Николаевич Аммосов|А. Н. Аммосова]], [[Последние дни жизни и кончина А. С. Пушкина (Аммосов)|«Последние дни жизни и кончина А. С. Пушкина»]], 1863}}
{{Q|… Дантес, при довольно большом росте и приятной наружности, был человек неглупый и хотя весьма скудно образованный, по имевший какую-то врождённую способность нравиться всем с первого взгляда. <…>
Дантес пользовался очень хорошей репутацией и <…> заслуживал её вполне, если не ставить ему в упрёк фатовство и слабость хвастать своими успехами у женщин.|Автор=[[w:Данзас, Константин Карлович|Константин Данзас]] по записи [[Александр Николаевич Аммосов|А. Н. Аммосова]], [[Последние дни жизни и кончина А. С. Пушкина (Аммосов)|«Последние дни жизни и кончина А. С. Пушкина»]], 1863}}
 
{{Q|Проходя под колоннадой кургауза, я часто встречаю человека, наружность которого меня постоянно поражает своей крайней непривлекательностью. Во всей фигуре его что-то наглое и высокомерное. На днях, когда мы гуляли с нашей милой знакомой М. А. С. и этот человек нам снова встретился, она сказала: «<…> Мне вчера его представили, и он сам мне следующим образом отрекомендовался: «Барон Геккерен (Дантес), который убил вашего поэта Пушкина». И если бы вы видели, с каким самодовольством он это сказал! <…>» Трудно себе вообразить что-либо противнее этого, некогда красивого, но теперь сильно помятого лица, с оттенком грубых страстей. Геккерен ярый бонапартист, благодаря чему и своей вообще дурной репутации, все здешние французы, — а они составляют большинство [[w:Шинцнах-Бад|шинцнахских]] посетителей — его явно избегают и от него сторонятся.<ref>Записки и дневник. Т. II. Изд. 2-е. — СПб., 1905. — С. 560.</ref><ref>Пушкин в жизни, XVII.</ref>|Автор=[[Александр Васильевич Никитенко|Александр Никитенко]], дневник, 20 июня 1876}}