Александр Сергеевич Пушкин: различия между версиями

м
место
(→‎Цитаты о Пушкине: Крылатые слова)
м (место)
 
{{Q|При имени Пушкина тотчас осеняет мысль о русском национальном поэте. В самом деле, никто из поэтов наших не выше его и не может более называться национальным; это право решительно принадлежит ему. В нем, как будто в лексиконе, заключилось все богатство, сила и гибкость нашего языка. Он более всех, он далее раздвинул ему границы и более показал все пространство. Пушкин есть явление чрезвычайное и, может быть, единственное явление русского духа: это русский человек в его развитии, в каком он, может быть, явится чрез двести лет. В нем русская природа, русская душа, русский язык, русский характер отразились в такой же чистоте, в такой очищенной красоте, в какой отражается ландшафт на выпуклой поверхности оптического стекла.|Автор=[[Николай Гоголь]], «[[w:Несколько слов о Пушкине|Несколько о Пушкине]]», 1835}}
 
{{Q|[[Солнце русской поэзии]] закатилось! Пушкин скончался, скончался во цвете лет, в средине своего великого поприща!.. Более говорить о сем не имеем силы, да и не нужно: всякое русское [[сердце]] знает всю цену этой невозвратимой потери, и всякое русское сердце будет растерзано. Пушкин! Наш [[поэт]]! Наша [[радость]], наша народная [[слава]]!.. Неужели в самом деле нет уже у нас Пушкина! К этой мысли нельзя привыкнуть! 29 января 2 ч. 45 м пополудни.<ref name="Ashukin">{{книга
| автор = Ашукин Н. С., Ашукина М. Г.
| заглавие = Крылатые слова
| место = М.
| издательство = Худлит
| издание = 3-е изд
| год = 1966
| страницы = 627—628
}}</ref>|Комментарий=легендарный некролог, написанный в день [[смерть|смерти]] Пушкина и опубликованный на следующее утро в «Литературных прибавлениях к [[Русский инвалид|Русскому инвалиду]]»|Автор=[[Владимир Фёдорович Одоевский|Владимир Одоевский]] (или [[Андрей Александрович Краевский|Андрей Краевский]]), 11 февраля 1837 г.}}
 
{{Q|В Лицее он превосходил всех чувственностью, а после, в свете, предался распутствам всех родов, проводя дни и ночи в непрерывной цепи вакханалий и оргий. Должно дивиться, как и здоровье, и талант его выдержали такой образ жизни, с которым естественно сопрягались и частые гнусные болезни, низводившее его часто на край могилы. Пушкин не был создан ни для света, ни для общественных обязанностей, ни даже, думаю, для высшей любви или истинной дружбы. У него господствовали только две стихии: удовлетворение чувственным страстям и поэзия; и в обеих он ушел далеко.<ref>Цит. по: П. К. Губер. Дон-Жуанский список Пушкина. — Петербург, 1923.</ref>|Автор=М. А. Корф}}