Галина Николаевна Щербакова: различия между версиями

Три любви
(то самое Моление о Еве)
(Три любви)
 
{{википедия|Щербакова, Галина Николаевна}}
'''ГалинаГали́на НиколаевнаНикола́евна ЩербаковаЩербако́ва''' (наст. фамилия '''РежабекРуде́нко'''; 1932 — 2010) — советская и российская писательница, сценарист.
 
==Цитаты==
 
{{Q|Все совпадения лиц и мест случайны, как и всё в мире. У меня [[врач]]ебное предписание ― отдышаться за городом. Мой загород ― скошенный вниз, к речке, кусок сырой земли, на котором с десяток высоченных [[сосна|сосен]], в сущности, для восприятия уже не [[дерево|деревьев]], а стволов. Написала слова и ужаснулась второму их смыслу. Будто не знаю, что все слова у нас [[оборотень|оборотни]]. Поэтому считайте, что я вам ничего не говорила о соснах. Или сказала просто ― шершавые и высокие. Такие достались. Метут [[небо]] ветками-метелками. Ширк ― и облака налево, ширк ― направо. Только к ночи они замирают, и тогда я их люблю за совершенную графичность, которой на дух нет у подрастающих молоденьких [[рябина|рябин]], вставших взамен унесенных ураганом орешников. Рябинки-лапочки ― это [[живопись]] кистью, не без помощи пальца. Сосны же ― [[графика]]. Но под всем и, в сущности, над всем царствует на моем куске земли перформанс [[крапива|крапивы]], царицы моих угодий.<ref>''Галина Щербакова''. «Кровать Молотова». — М.: Вагриус, 2001 г.</ref>|Автор=«Кровать Молотова», 2001}}
 
{{Q|Когда Маша Передреева узнала, сколько это стоит в Москве, она не спала всю ночь. Лежала и думала: «Как хорошо, что я прочитала это своими [[глаза]]ми». Нет, действительно, скажи ей кто, так, мол, и так, за это дают сто рублей, она бы в лицо плюнула. Сто! [[рубль|Рублей]]! Да она кончит свое педучилище и будет работать [[месяц]] ― месяц! ― и не получит стольник. А тут за столько-то там минут… И не балки таскать, не [[свинья|свиней]] кормить…<ref>''Галина Щербакова''. «Три любви». — М.: Вагриус, 2002 г.</ref>|Автор=«Три любви Маши Передреевой», 2002}}
 
== Цитаты о Галине Щербаковой ==
{{Q|С того момента, как в журнале «Юность» была опубликована повесть «[[Роман и Юлька|Вам и не снилось]]», по сценам страны прокатилась [[волна]] <[[театр]]альных> инсценировок, а вскоре вышел и [[Вам и не снилось|одноименный фильм]]. Каждую новую вещь Галины Щербаковой ждали с нетерпением. Однако ничего подобного по чистоте и свежести писательнице больше создать не удалось. [[Роман]], начинающий новую книгу, вышедшую в престижной «серой» серии «Вагриуса», и вовсе не хорош собой. Но в книге есть еще [[повесть]] и [[рассказ]]ы. А вообще-то [[на вкус и цвет товарища нет]]…<ref>''Юлия Рахаева'', «Жила-была девочка. Книжный развал» (Нам и не снилось. Галина Щербакова. Моление о Еве). — М.: «Известия», 07.08.2001 г.</ref>|Автор=Юлия Рахаева, «Жила-была девочка. Книжный развал», 2001}}
 
{{Q|[[Михаил Михайлович Козаков|Михаил Козаков]] говорит, что снимал в [[фильм]]е свои [[ощущения]]. Без [[сомнение|сомнения]], они совпали с миллионами [[зритель]]ских ощущений, с теми самыми «подробностями мелких чувств», о которых пишет Галина Щербакова. Возможно, как раз эти подробности, блистательно разыгранные в «[[Покровские ворота|Покровских воротах]]», принесли картине зрительскую [[любовь]] и одновременно неприятие [[власть|властей]]. Картину запрещали несколько раз. Видимо, [[ирония]] над кондовой и туповатой серьезностью [[музыка]]льной политической [[сатира|сатиры]] сильно нервировала ответственных товарищей.<ref>''Светлана Карпекова'', Савранский приехал на 20-летие «Покровских ворот». — М.: «Известия», 14.01.2002 г.</ref>|Автор=Светлана Карпекова, Савранский приехал на 20-летие «Покровских ворот», 2002}}