Посмертные записки Пиквикского клуба: различия между версиями

{{Q|Цитата=Грязные женщины в стоптанных башмаках сновали взад и вперед, направляясь в кухню, находившуюся в углу двора; дети кричали, дрались и играли в другом углу. Стук кеглей и возгласы игроков сливались с сотней других звуков, везде шум и суета — везде, за исключением маленького, жалкого сарая в нескольких ярдах от этого места, где в ожидании пародии на следствие лежало неподвижное и посиневшее тело канцлерского арестанта, который умер прошлой ночью! Тело! Таков юридический термин для обозначения беспокойного, мятущегося клубка забот и тревог, привязанностей, надежд и огорчений, из которых создан живой человек. Закон получил его тело, и здесь лежало оно, облаченное в саван, — жуткий свидетель милосердия закона.|Оригинал=Dirty, slipshod women passed and repassed, on their way to the cooking–house in one corner of the yard; children screamed, and fought, and played together, in another; the tumbling of the skittles, and the shouts of the players, mingled perpetually with these and a hundred other sounds; and all was noise and tumult—save in a little miserable shed a few yards off, where lay, all quiet and ghastly, the body of the Chancery prisoner who had died the night before, awaiting the mockery of an inquest. The body! It is the lawyer’s term for the restless, whirling mass of cares and anxieties, affections, hopes, and griefs, that make up the living man. The law had his body; and there it lay, clothed in grave–clothes, an awful witness to its tender mercy.|Автор=|Комментарий=}}
 
== Глава LIIILII ==
{{Q|Цитата=Регулярный кучер — всё равно, что дорожка между холостяцкой жизнью и супружеством, и всякий порядочный человек это знает.|Оригинал=A reg’lar coachman’s a sort o’ con–nectin’ link betwixt singleness and matrimony, and every practicable man knows it.|Автор=Уэллер-старший|Комментарий=}}
 
== Глава LIII ==