Солончак: различия между версиями

2216 байт добавлено ,  1 год назад
(→‎Солончаки в стихах: На сотни верст безлюдны)
== Солончаки в прозе ==
{{Q|― Или еще того хуже было на солончаках над самым над [[Каспийской море|Каспием]]: солнце рдеет, печет, и солончак блестит, и [[море]] блестит… Одурение от этого блеску даже хуже чем от [[ковыль|ковыля]] делается, и не знаешь тогда, где себя, в какой части света числить, то есть жив ты или умер и в безнадежном [[ад]]у за [[грех]]и мучишься. Там, где [[степь]] ковылистее, она все-таки радостней; там хоть по увалам кое-где изредка [[шалфей]] сизеет или мелкий [[полынь]] и [[чабрец]] пестрит белизну, а тут все одно блыщание… <...> Оно, разумеется, и при всем этом [[скука|скучно]], но все еще перенесть можно, но на солончаке не приведи Господи никому долго побывать. [[Конь]] там одно время бывает доволен: он [[соль]] лижет и с нее много пьет и жиреет, но человеку там ― погибель. Живности даже никакой нет, только и есть, как на [[смех]], одна малая [[птица|птичка]], красноустик, вроде нашей [[ласточка|ласточки]], самая непримечательная, а только у губок этакая оторочка красная. Зачем она к этим морским берегам летит ― не знаю, но как сесть ей постоянно здесь не на что, то она упадет на солончак, полежит на своей хлупи и, глядишь, опять схватилась и опять полетела, а ты и сего лишен, ибо крыльев нет, и ты снова здесь, и нет тебе ни смерти, ни живота, ни покаяния, а умрешь, так как [[баран]]а тебя в соль положат, и лежи до конца света солониною.<ref>''[[w:Лесков, Николай Семёнович|Лесков Н.С.]]'' Собрание сочинений в 12 томах, Том 4. Москва, «Правда», 1989 г.</ref>|Автор=[[Николай Семёнович Лесков|Николай Лесков]], «Очарованный странник», 1873}}
 
{{Q|Пространство между 55 и 51 северной широты, крайней южной линией [[W:Общий Сырт|Сырта]], раньше освободившееся от [[море|моря]], почти совпадает с полосой наиболее глубокого и сильного [[чернозём]]а. Этот чернозём, как думают, образовался от продолжительного перегнивания обильной [[растительность|растительности]], вызванной здесь благоприятными [[климат]]ическими условиями: в составе тучного чернозёма находят свыше 10% [[перегной|перегноя]]. Напротив, пространство к [[юг]]у от этого пояса, образующее [[степь|степную]] полосу и позднее вышедшее из-под моря, успело покрыться лишь тонким растительным слоем, лежащим на [[песок|песчаном]] солончаковом грунте, какой остался от ушедшего моря, и с гораздо слабейшим содержанием перегноя. Ближе к [[Каспийское море|Каспийскому морю]], в [[Астрахань|астраханских]] степях, [[почва]] лишена и такого тонкого покрова и голые солончаки часто выступают наружу. Песчаные солончаки и соляные [[озеро|озёра]], которыми усеяна эта [[низменность]], показывают, что она ещё недавно была дном моря.<ref>''[[Василий Осипович Ключевский|В.О.Ключевский]]''. Русская история. Полный курс лекций. Лекции 1-9. — М.: Мысль, 1995 г.</ref>|Автор=[[Василий Осипович Ключевский|Василий Ключевский]], Русская история, 1904}}
 
{{Q|За столами писцы; на стол приходится пара их; перед каждым: перо и чернила и почтенная стопка бумаг; писец по бумаге поскрипывает, переворачивает листы, листом шелестит и пером верещит (думаю, что зловещее растение «[[вереск]]» происходит от верещания); так [[ветер]] осенний, невзгодный, который заводят ветра ― по лесам, по оврагам; так и шелест [[песок|песка]] ― в пустырях, в солончаковых пространствах ― [[оренбург]]ских, [[самара|самарских]], [[саратов]]ских...<ref>''[[Андрей Белый]]''. Петербург: Роман. Санкт-Петербург, «Кристалл», 1999 г.</ref>|Автор=[[Андрей Белый]], «Петербург», 1914}}