Владимир Клавдиевич Арсеньев: различия между версиями

не убирайте эту фразу, Никита, она даёт очень живую психологическую деталь
(не убирайте эту фразу, Никита, она даёт очень живую психологическую деталь)
 
== Цитаты ==
{{Q|[[Музей|Музеи]] — дело народное, общее, и потому все должны работать бескорыстно. Свои сборы я никогда не продаю, а жертвую.|Комментарий=}}
 
{{Q|Интриг между учёными в [[Санкт-Петербург|Петербурге]] — хоть отбавляй! В этом отношении у нас в провинции лучше. Я всегда идеализировал — мне казалось, что между учёными должна быть полная солидарность и внимание к обоюдным интересам, — а увидел я другое… Нехороший осадок оставил у меня Питер — карьеризм поглотил человека! Этот Вавилон закрутил было и меня, да, слава богу, я вовремя очнулся и убежал к себе в Приамурье.|Комментарий=из письма В. К. Арсеньева этнографу Льву Яковлевичу Штернбергу}}
 
{{Q|Всякая корейская фанза дышит домовитостью, трудолюбием, видны забота и желание устроить жизнь получше, а у этих троглодитов написано на лице: похищничаю, уйду, а место это будь проклято — я не вспомню о нём.|Комментарий=Арсеньев сравнивает жизнь [[Русские|русских]] и корейских крестьян в селе Уликэ}}
 
{{Q|В погоне за [[соболь|соболем]], на охоте за дорогими пантами и в поисках за целебным могущественным [[женьшень|женьшенем]] гольды эти далеко проникали на север и не раз заходили в самые отдаленные уголки Сихотэ-Алиня. Это были отличные [[охотник]]и и удивительнейшие следопыты. Путешествуя с Дерсу и приглядываясь к его приемам, я неоднократно поражался, до какой степени были развиты в нем эти способности. Гольд положительно читал следы, как книгу, и в строгой последовательности восстанавливал все события. Трудно перечислить все те услуги, которые этот человек оказал мне и моим спутникам. Не раз, рискуя своей жизнью, он смело бросался на выручку погибающему, и многие обязаны ему жизнью, в том числе и я лично. Ввиду той выдающейся роли, которую играл Дерсу в моих путешествиях, я опишу сначала маршрут 1902 года по рекам Цимухе и Лефу, когда произошла моя первая с ним встреча, а затем уже перейду к экспедиции 1906 года. Первые свои три путешествия я закончил в 1910 году. Следующие три года мной были посвящены обработке собранных материалов при любезном содействии известных специалистов Л. С. Берга, И. В. Полибина, С. А. Бутурлина и Я. С. Эдельштейна. К 1917 году рукописи были готовы. Еще в черновом виде они ходили по рукам моих друзей и знакомых, в числе которых было немало [[педагог]]ов. Их отзывы утвердили меня в том смысле, что появление такого научно-популярного описания края, из которого учащаяся [[молодежь]] почерпнула бы немало интересных сведений, было бы полезным делом.<ref>''В. К. Арсеньев''. «По Уссурийскому краю. Дерсу Узала». ― М.: Правда, 1983</ref>|Комментарий=из предисловия к роману «По Уссурийскому краю»}}
 
== Из романа Дерсу Узала ==