Осип Эмильевич Мандельштам: различия между версиями

м
зодчего
м (и в ВП тоже ссылки находится внизу (кроме шаблона), это не самое важное)
м (зодчего)
{{Q|Когда я умру потомки спросят моих современников: «Понимали ли вы стихи Мандельштама?» — «Нет, мы не понимали его стихов.» — «Кормили ли вы Мандельштама, давали ли ему кров?» — «Да, мы кормили Мандельштама, мы давали ему кров.» — «Тогда вы прощены.»}}
 
{{Q|Острие [[акмеизм]]а ― не стилет и не жало декадентства. Акмеизм ― для тех, кто, обуянный духом строительства, не отказывается малодушно от своей тяжести, а радостно принимает ее, чтобы разбудить и использовать архитектурно спящие в ней силы. [[Зодчий]] говорит: я строю ― значит, я прав. Сознание своей правоты нам дороже всего в [[поэзия|поэзии]] и, с [[презрение]]м отбрасывая бирюльки [[футуризм|футуристов]], для которых нет высшего наслаждения, как зацепить вязальной спицей трудное слово, мы вводим готику в отношения слов, подобно тому как [[Иоганн Себастьян Бах|Себастьян Бах]] утвердил ее в музыке. Какой безумец согласится строить, если он не [[вера|верит]] в реальность материала, сопротивление которого он должен победить.<ref name="Манифесты">«Литературные манифесты от символизма до наших дней». — М.: Издательский дом «Согласие», 1912 г.</ref>|Автор=«Утро акмеизма», 1912}}
 
{{Q|В применении к слову такое понимание словесных представлений открывает широкие новые перспективы и позволяет мечтать о создании органической поэтики, не законодательного, а биологического характера, уничтожающей канон во имя внутреннего сближения организма, обладающей всеми чертами [[Биология|биологической науки]]. Задачи построения такой поэтики взяла на себя органическая школа русской лирики, возникшая по творческой инициативе [[Николай Степанович Гумилёв|Гумилева]] и [[Сергей Митрофанович Городецкий|Городецкого]] в начале 1912 года, к которой официально примкнули [[Анна Андреевна Ахматова|Ахматова]], [[:w:Нарбут, Владимир Иванович|Нарбут]], [[Михаил Александрович Зенкевич|Зенкевич]] и автор этих строк. Очень небольшая литература по акмеизму и скупость на теорию его вождей затрудняет его изучение. [[Акмеизм]] возник из отталкивания: «Прочь от [[символизм]]а, да здравствует живая [[роза]]!» ― таков был его первоначальный лозунг. Городецким в свое время была сделана попытка привить акмеизму литературное мировоззрение, «адамизм», род учения о новой земле и о новом Адаме. Попытка не удалась, акмеизм мировоззрением не занимался: он принес с собой ряд новых вкусовых ощущений, гораздо более ценных, чем идея, а главным образом вкус к целостному словесному представлению, образу, в новом органическом понимании.<ref name="Природе">''О.Э.Мандельштам''. Проза. ― М.: Вагриус, 2000 г.</ref>|Автор=«О природе слова», 1922}}