Рододендрон: различия между версиями

20 байт убрано ,  3 года назад
м
статья здесь
м (виды + оформление)
м (статья здесь)
 
{{Q|Рододендроны ([[:w:Rhododendron dahuricum|Rhododendron dahuricum]] L.) были теперь в полном цвету, и от этого скалы, на которых они росли, казались пурпурно-фиолетовыми. Долину Фудзина можно назвать [[луг]]овой. Старый [[дуб]], ветвистая [[липа]] и узловатый [[осокорь]] растут по ней одиночными [[деревья]]ми. Невысокие горы по сторонам покрыты смешанным лесом с преобладанием [[пихта|пихты]] и [[ель|ели]].
Дикая [[красота]] долины смягчалась присутствием людей.<ref name="Уссури">[[:w:Арсеньев, Владимир Клавдиевич Арсеньев|''В.К. Арсеньев'']]. «По Уссурийскому краю». «Дерсу Узала». — М.: Правда, 1983 г.</ref>|Автор=[[:w:Арсеньев, Владимир Клавдиевич Арсеньев|Владимир Арсеньев]], «По Уссурийскому краю», 1917}}
 
{{Q|Сразу с бивака мы повернули вправо и пошли по ключику в горы. Подъём был продолжительный и трудный. Чем выше мы подымались, тем [[растительность]] становилась скуднее. Лесные великаны теперь остались позади. Вместо них появились корявый дубок, маньчжурская [[рябина]] (Sorbus ancuparia L.) с голыми ветками и слабо опушёнными листьями, жёлтая [[берёза]] ([[:w:Betula ermanii|Betula ermanii]] Cham.) с мохнатой корой, висящей по стволу лохмотьями, рододендроны (Rhododendron dahuricum L.) с кожистыми, иногда зимующими листьями и белая [[ясеница]] (Dictamnus albys L.)<ref name="Уссури" />|Автор=[[:w:Арсеньев, Владимир Клавдиевич Арсеньев|Владимир Арсеньев]], «По Уссурийскому краю», 1917}}
 
{{Q|Коротков пешком одолел три версты и, запыхавшись, вбежал в канцелярию, как раз когда кухонные [[часы]] Альпийской Розы пробили одиннадцать раз. В канцелярии его ожидало зрелище совершенно необычайное для одиннадцати часов утра. Лидочка де-Руни, Милочка Литовцева, Анна Евграфовна, старший бухгалтер Дрозд, инструктор Гитис, Номерацкий, Иванов, Мушка, регистраторша, кассир — словом, вся канцелярия не сидела на своих местах за кухонными столами бывшего ресторана Альпийской Розы,<ref group="комм.">Здесь [[Михаил Афанасьевич Булгаков|Михаил Булгаков]] говорит о [[легенда]]рном ресторане «Альпийская роза» (или «Рододендрон»), в котором любили встречаться артисты и художники. Вот как об этом ресторане пишет [[Владимир Гиляровский]] в своей книге [[:s:Москва и москвичи (Гиляровский)/Сухаревка|«Москва и москвичи»]]: «Литературно-художественный кружок основался совершенно случайно в немецком ресторане «Альпийская роза» на Софийке. Вход в ресторан был строгий: лестница в коврах, обставленная тропическими [[растения]]ми, внизу [[швейцар]]ы, и ходили сюда завтракать из своих контор главным образом московские [[немцы]]».</ref> а стояла, сбившись в тесную кучку у стены, на которой гвоздём была прибита четвертушка бумаги.| Автор = [[Михаил Афанасьевич Булгаков|Михаил Булгаков]], «[[:s:Дьяволиада (Булгаков)/IV|Дьяволиада]]», 1923}}
{{Q|Весёлый шофёр звонким ударом согнул железный флажок таксометра, мимо полилась улица, и Фред то и дело соскальзывал с кожаного сиденья и всё смеялся, ворковал сам с собою. Он вылез у входа в Гайд-Парк и, не замечая любопытных [[взгляд]]ов, засеменил вдоль зелёных складных стульев, вдоль бассейна, вдоль огромных кустов рододендрона, темневших в тени [[ильм]]ов и [[липа|лип]], над [[мурава|муравой]], яркой и ровной, как [[бильярд]]ное сукно.<ref>''[[Владимир Владимирович Набоков|Набоков В.В.]]'' Собрание сочинений в 4 томах — М.: Правда, 1990. Том первый</ref>|Автор=[[Владимир Владимирович Набоков|Владимир Набоков]], «Картофельный эльф», 1924}}
 
{{Q|Всё это производило впечатление [[март]]а месяца. 30 [[июнь|июня]] мы подошли к водоразделу и здесь увидели любопытную картину. Почва была совершенно промерзшей, [[мох]] хрустел под ногами. Всюду лежал [[снег]], который под влиянием солнечных лучей принял [[:w:Фирновая граница|фирновую структуру]], и рядом с ним большие заросли [[:w:Рододендрон золотистый|золотистого рододендрона]] с ветвями вышиной до плеч [[человек]]а, усаженными кожистыми блестящими тёмно-зелёными листьями и с шапками золотисто-жёлтых цветов.<ref name="Тайга">[[:w:Арсеньев, Владимир Клавдиевич Арсеньев|''В.К. Арсеньев'']]. «В дебрях Уссурийского края». М.: «Мысль», 1987 г.</ref>|Автор=[[:w:Арсеньев, Владимир Клавдиевич Арсеньев|Владимир Арсеньев]], «Сквозь тайгу», 1930}}
 
{{Q|Были парники, была маленькая [[оранжерея]]. Смутно помню тёплый, парной её воздух, узорчатые листья [[пальма|пальм]], стену и потолок из пыльных стёкол, горки рыхлой, очень чёрной земли на столах, ряды горшочков с рассаженными черенками. И ещё помню звучное, прочно отпечатавшееся в памяти слово «рододендрон». На всё, что кругом, [[отец]] не мог смотреть, не пытаясь вложить в это своих [[знание|знаний]] и [[творчество|творчества]].<ref>''[[w:Вересаев, Викентий Викентьевич|Вересаев В.В.]]'' «Воспоминания». Госполитиздат, 1946 г.</ref>|Автор=[[Викентий Викентьевич Вересаев|Викентий Вересаев]], «Воспоминания», 1935}}