Юрий Ханон: различия между версиями

534 байта добавлено ,  2 года назад
м
→‎Цитаты о Ханоне: хотя это больше про книгу, а не про него
м (→‎Цитаты о Ханоне: хотя это больше про книгу, а не про него)
{{Q|Фигура Ханина чрезвычайно любопытная, уникальная для нашего – да и не только для нашего – времени [[личность]] <…> Скандальную репутацию Ханон приобрёл ещё в Ленинградской консерватории <...> также не добрался он и до Союза композиторов <...> Ну а скажите, как можно принимать в ''СК'' автора сочинений с названиями типа: ''Средний темперированный клавир'' <...> ''Песни во время еды'' <...> ''Громоздкий фетиш'' <...> ''Тусклая жизнь'' <...> ''Так называемая музыка для дирижёра с оркестром?'' <...> Одним [[слово]]м – сплошной вызов благополучному (или неблагополучному – всё равно) эстетствующему [[общество|обществу]].
К тому же он написал совершенно фантасмагорическую книгу «Скрябин как лицо», добавив к своей [[репутация|репутации]] статус отчаянного [[фантазия|фантазёра]] и великого комбинатора.<ref group="комм.">Тема близости двух больших и особенных художников своего времени – одна из самых странных в истории искусства. Пожалуй, не так много легенд (до сих пор нераскрытых) связано с двумя лицами. Из них самые известные: [[Вольфганг Амадей Моцарт|Моцарт]] и [[Антонио Сальера|Сальери]], [[Роберт Шуман|Шуман]] и [[Иоганнес Брамс|Брамс]], [[Георг Фридрих Гендель|Гендель]] и [[Иоганн Маттезон|Маттезон]], [[Йозеф Гайдн|Гайдн]] и [[Никола Порпора|Порпора]], [[Рихард Вагнер|Вагнер]] и [[Фридрих Ницше|Ницше]], [[Эрик Сати|Сати]] и [[Клод Дебюсси|Дебюсси]]... Здесь Виктор Екимовский продолжает этот тайный ряд, рассказывая о человеке, которого к тому моменту он ни разу в жизни ''даже'' не видел (знакомство двух [[художник]]ов состоялось десятью годами позднее), но только единожды слышал его музыку и читал одну его книгу. [[Екимовский]] и Ханон. Пожалуй, здесь есть что сказать в продолжение...</ref> Листаю эту [[книга|книгу]] и не могу себе отказать в [[удовольствие|удовольствии]] высказаться о ней, заодно и об [[автор]]е.<ref name = «АMG»>{{книга|автор =[[Виктор Екимовский]]|часть = |заглавие =«Автомонография»|оригинал= |ссылка= |ответственный= |издание =второе|место =М.|издательство=«Музиздат»|год=2008|том =|страниц =480|серия = |isbn=978-5-904082-04-8|тираж=300}}</ref>{{rp|291-292}}|Автор=[[Виктор Алексеевич Екимовский|Виктор Екимовский]], «Автомонография», 2007}}
 
{{Q|Если же посмотреть на эти две работы ''<«[[Скрябин как лицо]]» и «Воспоминания задним числом»>'' с точки зрения их принадлежности одному циклу, можно заметить некоторую причинно-следственную связь: в первой действовавшие [[Александр Николаевич Скрябин|Скрябин]] и Ханон были близки и дружили, но не были тождественны (Скрябин являлся неким [[альтер-эго]] Ханона), ко второй с «автором» (или «героем», «Ю.Ханоном»; я употребляю кавычки, чтобы не делать знак полного тождества между реальным человеком Юрием Соловьёвым-Савояровым и «сценическим образом» Ю.Ханона) произошло то, что в психологии называется «вымещением» - переориентацией с одного объекта на другой (Ю.Ханон как отдельный [[персонаж]] перестал существовать). Или (что, может быть, точнее) - «диссоциативное расстройство идентичности» - литературное расщепление личности («Ханона» и «Скрябина») перешло в собирание (слияние) двух альтер эго в одно новое («Ханон» и «Сати» без конкретизации), как это случилось с героем известного кафкианского фильма [[:w:Кроненберг, Дэвид|Дэвида Кроненберга]] «[[:w:Муха (фильм, 1986)|Муха]]». Все сказанное выше никоим образом не призвано опорочить эти труды – нет, единственной целью было желание понять логику этих литературных произведений.<ref>''В.Е.Смотров''. [http://old.conservatory.ru/files/OM_8_Smotrov.pdf Рецензия на книгу]: [[Эрик Сати]]. [[Юрий Ханон]]. «Воспоминания задним числом» (СПб.: Центр Средней Музыки & Лики России, 2010. — 680 с.) — СПб.: «Opera Musicologia» (№2(8) за 2011 г.), — стр.108-112.</ref>|Автор=Вениамин Смотров, из рецензии на книгу: [[Эрик Сати]]. Юрий Ханон. «Воспоминания задним числом», 2011}}
 
{{Q|Лежит тяжёлый том, и давит мне на [[грудь]],
 
{{Q|Что касается меня самого, я предпочёл бы, чтобы на поминальной дате после моей смерти [[песня|пели]], веселились и играла [[музыка]]: [[Олег Николаевич Каравайчук|Каравайчука]], [[Леонид Аркадьевич Десятников|Десятникова]] и Хано́на.<ref>''[[Дмитрий Павлович Губин|Дмитрий Губин]]'', «Особое мнение» на «Эхе Москвы» [http://echo.msk.ru/programs/personalno/1600342-echo/ (от 10 августа 2015 года)]</ref>|Автор=[[Дмитрий Павлович Губин|Дмитрий Губин]], «Особое мнение», 2015}}
 
Если же посмотреть на эти две работы с точки зрения их принадлежности одному циклу, можно заметить некоторую причинно-следственную связь: в первой действовавшие Скрябин и Ханон были близки и дружили, но не были тождественны (Скрябин являлся неким альтер-эго Ханона), ко второй с «автором» (или «героем», «Ю.Ханоном»; я употребляю кавычки, чтобы не делать знак полного тождества между реальным человеком Юрием Соловьёвым-Савояровым и «сценическим образом» Ю.Ханона) произошло то, что в психологии называется «вымещением» - переориентацией с одного объекта на другой (Ю.Ханон как отдельный персонаж перестал существовать). Или (что, может быть, точнее) - «диссоциативное расстройство идентичности» - литературное расщепление личности («Ханона» и «Скрябина») перешло в собирание (слияние) двух альтер эго в одно новое («Ханон» и «Сати» без конкретизации), как это случилось с героем известного кафкианского фильма Дэвида Кроненберга «Муха». Все сказанное выше никоим образом не призвано опорочить эти труды – нет, единственной целью было желание понять логику этих литературных произведений.
В.Е.Смотров Рецензия на книгу: Эрик Сати. Юрий Ханон. «Воспоминания задним числом» (СПб.: Центр Средней Музыки & Лики России, 2010. — 680 с.) — СПб.: «Opera Musicologia» (№2(8) за 2011 г.)
 
== Комментарии ==