Юрий Михайлович Лотман: различия между версиями

{{Q|[[Язык]] - упорядоченная коммуникативная (служащая для передачи информации) знаковая [[система]]|Семиотика кино и проблемы киноэстетики, 1973}}
{{Q|[[Знак]] - это материально выраженная замена предметов, явлений, понятий в процессе обмена информацией в [[коллектив]]е|Семиотика кино и проблемы киноэстетики, 1973}}
{{Q|Иконические [[знак]]и отличаются большей понятностью|Семиотика кино и проблемы киноэстетики, 1973}}
{{Q|[[Модель]] — аналог познаваемого объекта, замещающий его в процессе познания.|Проблема сходства искусства и жизни в свете структурального подхода, 1962}}
{{Q|Норма не имеет признаков. Это лишенная пространства точка между сумасшедшим и дураком.}}
{{Q|[[Искусство]] и [[наука]] — это как бы два глаза человеческой культуры.|О природе искусства, 1990}}
 
{{Q|Реформа [[Пётр I Великий|Петра]] привела не к смене старой культуры новой, а к созданию культурного многоязычия. Крайним выражением его было то, что социальные полюса — кре­стьянин и дворянин — начали терять общность культур­ного языка.<ref>Из истории русской культуры Т. IV (XVIII —
начало XIX века). — 2-е изд. — М.: Языки русской культуры, 2000. — 832 с. — С. 139</ref>|Автор=Очерки по русской культуре XVIII века|Комментарий=}}
 
{{Q|Противопоставление [[магия|магии]] и [[религия|религии]] — такая же научная тради­ция, как и их связывание. Второе имеет хождение среди определенной группы советских этнографов, исходящих из антитезы «разум — неве­жество». Тогда и религия, и магия попадают в общую категорию «дур­мана». Но по целому ряду признаков религия и магия не только отличаются, но и противоположны, причем магия оказывается во мно­гом сродни [[наука|науке]]. Не случайно зарождение химии из алхимии и всех опытных наук — из магических манипуляций. Разницу между магией и религией я вижу в том, что, хотя обе они обращаются к чему-то более мощному, чем человек, но религия обращается к ''существу'', а магия — к ''механизму''. Представления о том, что такое этот механизм, у магии и науки различны, но и та, и другая предполагают, что эта мощная сила автоматически отвечает на действия человека (ученого, инженера, мага), а не ведет с ним игру, обладая свободной волей (между прочим, стоило науке нашего времени вступить на путь признания в Природе не детер­минированной и не автоматически управляемой «воли», то есть увидать в ней не объект, а равноправного партнера — к тому же партнера, обла­дающего бесконечностью во времени и пространстве, — как наука нача­ла приобретать черты религии).<ref>Лотман Ю. М. Письма. — М.: Школа «Языки русской культуры», 1997. — 800 с. — С. 319.</ref>|Автор=|Комментарий=Из письма Б. Ф. Егорову 26—27 мая 1982 г.}}