Александр Сергеевич Пушкин: различия между версиями

{{Q|Я, конечно, презираю отечество моё с головы до ног — но мне досадно, если иностранец разделяет со мной это чувство.}}
{{Q|«Я всякий раз чувствую жестокое угрызение совести, — сказал мне однажды Пушкин в откровенном со мною разговоре, — когда вспоминаю, что я, может быть, первый из русских начал торговать поэзией. Я, конечно, выгодно продал свой Бахчисарайский Фонтан и Евгения Онегина, но к чему это поведет нашу поэзию, а может быть, и всю нашу литературу? Уж, конечно, не к добру. Признаюсь, я завидую Державину, Дмитриеву, Карамзину: они бескорыстно и безукоризненно для совести подвизались на благородном своем поприще, на поприще словесности, а я?» — Тут он тяжело вздохнул и замолчал.|Комментарий=([[Семён Егорович Раич|С. Е. Раич]]). Галатея, 1839, ч. IV, № 29, стр. 197. Источник: В. Вересаев. Пушкин в жизни.}}
{{Q|Ум человеческий, по простонародному выражению, не пророк, а угадчик, он видит общий ход вещей и может выводить из оного глубокие предположения, часто оправданные временем, но невозможно ему предвидеть ''случая'' — мощного, мгновенного орудия провидения<ref>{{книга|автор=Пушкин А. С.|часть=О втором томе «Истории русского народа» Н. А. Полевого |заглавие=Собрание сочинений. В 10-ти томах|том=6. Критика и публицистика. Примечания [[Оксман, Юлиан Григорьевич|Ю. Г. Оксмана]]|место=М.|год=1976|издательство= [[Художественная литература (издательство)| Художественная литература]]|страницы=284|
тираж=500000|ref=А. С. Пушкин. Собрание сочинений}}</ref>.}}