Бэтман Аполло: различия между версиями

4 байта добавлено ,  3 года назад
Ударения [ э́ о́ ]; ОРФОГРАФИЯ [«е» →‎ «Ё»]
(Ударения [ э́ о́ ]; ОРФОГРАФИЯ [«е» →‎ «Ё»])
 
{{Википедия}}
'''Бэтман«Бэ́тман АполлоАпо́лло»''' — постмодернистский фантастико-философский роман [[Пелевин, Виктор|Виктора Пелевина]] 2013 года. Продолжение романа «[[Empire V]]».
 
== Цитаты ==
* Важно ведь не то, что случится на пике процесса. ВсеВсё это промелькнетпромелькнёт и исчезнет, оставив только пару пыльных роликов на ютубе. Важно только то, что останется, когда всевсё успокоится и затихнет.
 
* Креативный класс это вообще кто? <br/> Это которые качают в торрентах и срут в комментах, ответил я. <br/>– А что ещеещё они делают?<br/> ЕщеЕщё апдейтят твиттер.
 
* Если ты действительно не паришься, через несколько лет становится кристально ясно, что всевсё возникающее и исчезающее, вообще всевсё без исключения, чем бы оно ни было — на фиг тебе не нужно. И никогда не было нужно.
 
*  Человек всегда выходит в сеть с предвкушением, что он сейчас выловит из океана информации нечто ценное, интересное и нужное. И что происходит через три-четыре часа? Он встаёт из-за монитора с чувством, что через его душу пронеслось стадо свиней.
 
* — Смартфон — оружие активиста! Если вы конструктивно рассерженный креативщик, не согласный поступиться своим достоинством, если вы за веселыйвесёлый и шумный натиск с элементами карнавализьма, ваш естественный выбор — последний iPhone. А если вас уже не остановить, если вы хмурый и серьезныйсерьёзный конспиратор, склоняющийся к полулегальным формам борьбы — тогда, конечно, вам нужен Samsung Galaxy…
 
* — Вы хотите сказать, счастливых людей вообще нет? <br/> — Есть временно счастливые. Ни один человек в мире не может быть счастливее собственного тела. А человеческое тело несчастно по природе. Оно занято тем, что медленно умирает. У человека, даже здорового, почти всегда что-нибудь болит. Это, так сказать, верхняя граница счастья. Но можно быть значительно несчастнее своего тела — и это уникальное человеческое ноу-хау.
 
* — Потому что русский человек почти всегда живетживёт в надежде, что он вот-вот порветпорвёт цепи, свергнет тиранию, победит коррупцию и холод — и тогда начнетсяначнётся новая жизнь, полная света и радости. Эта извечная мечта, эти, как сказал поэт Вертинский, бесконечные пропасти к недоступной весне — и придают жизни смысл, создавая надежду и цель. Но если тирания случайно сворачивает себе шею сама и цепи рвутся, подвешенный в пустоте русский ум начинает выть от подлости происходящего вокруг и внутри, ибо становится ясно, что страдал он не из-за гнетагнёта палачей, а из-за своей собственной природы. И тогда он быстро и незаметно выстраивает вокруг себя новую тюрьму, на которую можно остроумно жаловаться человечеству шестистопным ямбом.
 
* — Но в чём смысл? — спросил я. — Что, так всю жизнь глядеть на небо и облака? У нас этого мужичонку, — я кивнул на экран, — со времен Петра Первого пытаются одеть во что-нибудь европейское. И сбрить ему бороду… <br /> — Знаю, — сказала Софи. — Колониальная эксплуатация, Рама. Западный образ жизни требует от человека чудовищного количества игры. Каждый день, каждый миг. Западная культура построена на одной тайной аксиоме — что жизнь, протекающая в визуально привлекательных формах, уже в силу этого является приемлемой. Аполло воспитал целые поколения доноров, реагирующих не на реальность жизни, а на картинку этой реальности. Для кинозрителя нет разницы между «быть» и «выглядеть». Ты становишься генератором визуальных образов, которые в идеале должны вызывать чужую зависть. Ты всё время занят перформансом, который должен убедить других и тебя самого, что ты успешен и счастлив. Ты всю жизнь работаешь источающим боль манекеном, сравнивающим себя с отражением других восковых персон… Если интересно, посмотри на посмертную маску вашего Петра. Многое поймёшь.