Александр Александрович Блок: различия между версиями

→‎Цитаты о Блоке: ОРФОГРАФИЯ [«е» →‎ «Ё»]; ПУНКТУАЦИЯ [«. . .» →‎ «…»], пробелы
(→‎Цитаты о Блоке: Есенина учил уму-разуму)
(→‎Цитаты о Блоке: ОРФОГРАФИЯ [«е» →‎ «Ё»]; ПУНКТУАЦИЯ [«. . .» →‎ «…»], пробелы)
== Цитаты и афоризмы ==
 
{{Q|Всегда хочу смотреть в [[глаза]] людские, И пить [[вино]], и женщин целовать, И яростью желаний полнить вечер, Когда жара мешает днемднём мечтать, И песни петь! И слушать в мире ветер!}}
 
{{Q|Жить стоит только так, чтобы предъявлять безмерные требования к [[жизнь|жизни]].}}
{{Q|Сознание того, что чудесное было рядом с нами, приходит слишком поздно.}}
 
{{Q|Сотри случайные черты — И ты увидишь: [[мир]] прекрасен. Познай, где [[свет]], — поймешьпоймёшь, где тьма.}}
 
{{Q|Только влюблённый имеет право на звание [[человек]]а.}}
Словно в чёрную пропасть без дна.
И над пропастью медленно встанет
Семицветной дугой тишина.|Автор=«[[s:Есть минуты, когда не тревожит (Блок)|Есть минуты ...]]»}}
 
{{Q|И [[пьяница|пьяницы]] с глазами [[кролик]]ов
Но уклоняете вы взгляды…
Да! Взглядом — вы боитесь сжечь
Меж нами вставшие [[преграда|преграды]]! |Автор=«Ваш взгляд — его мне подстеречь...подстеречь…»}}
 
{{Q|Там — [[пустота]] [[море]]й,
 
{{Q|Странная [[песня]] о [[море]]
И о [[крест]]е, горящем над вьюгой...вьюгой…
[[Смысл]]а её не постигнет
Рыцаря [[разум]] простой. |Автор=«[[s:Роза и крест (Блок)|Роза и крест]]»}}
Всё сущее — увековечить,
Безличное — вочеловечить,
Несбывшееся — воплотить!|Автор=''«О, я хочу безумно жить...жить…»'' (сборник «Ямбы»), 1914}}
 
== Статьи о произведениях ==
== Цитаты о Блоке ==
{{Q|[[Лето]]. Пивная близ памятника [[Николай Гоголь|Гоголю]]. Есенин, обращаясь к начинающему поэту, рассказывает, как Александр Блок учил его писать лирические [[стихи]]:
― Иногда важно, чтобы молодому поэту более опытный поэт показал, как нужно писать стихи. Вот меня, например, учил писать лирические стихи Блок, когда я с ним познакомился в [[Петербург]]е и читал ему свои ранние стихи. Лирическое стихотворение не должно быть чересчур длинным, говорил мне Блок. Идеальная мера лирического стихотворения двадцать строк. Если стихотворение начинающего поэта будет очень длинным, длиннее двадцати строк, оно, безусловно, потеряет лирическую напряженность, оно станет бледным и водянистым. Учись быть кратким!<ref name="Есенин">«[[Сергей Есенин|С. А. Есенин]] в воспоминаниях современников». В двух томах (том 1). ― М.: «Художественная литература», 1986 г.</ref>|Автор=[[Иван Васильевич Грузинов|Иван Грузинов]], «[[Сергей Есенин|С. Есенин]] разговаривает о литературе и искусстве», 1926}}
 
{{Q|Из всех петербургских поэтов тех лет только один Блок был антизападником (великолепные его поэмы «[[Скифы]]» и «[[Двенадцать]]»). Впрочем, его отталкивание от [[Запад]]а доходило до такой степени, что оно перешло в некоторое отталкивание и от революции, когда в ней, из-под первоначальных стихийных форм, стал все сильнее выпирать сухой [[маркс]]истский каркас. Но Блок был только единицей, он шел один, за ним не было никого. Это стало особенно ясно, когда на перевыборах председателем Петербургского Союза Поэтов был выбран, вместо Блока, [[Николай Степанович Гумилёв|ГумилевГумилёв]]. За границей имя его знают, главным образом, потому, что он был расстрелян ЧК, а между тем в истории новой русской литературы он должен занять место, как крупный поэт и глава типично петербургской поэтической школы «[[Акмеизм|акмеистов]]». Компас акмеизма ― явно указывал на Запад; рулевой акмеистического корабля стремился рационализовать поэтическую стихию и ставил во главу угла работу над поэтической технологией. Недаром же Блок и ГумилевГумилёв в области художественной ― были [[враг]]ами, и недаром за последние годы в советской поэзии наблюдается явление на первый взгляд чрезвычайно парадоксальное: молодое поколение пролетарских поэтов, чтобы научиться писать, изучает стихи не [[Сергей Есенин|Есенина]], не автора революционных «[[Двенадцать|Двенадцати]]» Блока, а стихи рационалистического романтика ― ГумилеваГумилёва.|Автор= [[Евгений Иванович Замятин|Евгений Замятин]], из статьи «Москва ― Петербург», 1933}}
 
{{Q|Блок и [[Николай Гумилёв|ГумилевГумилёв]] ушли из жизни, разделенныеразделённые взаимным непониманием. Блок считал поэзию ГумилеваГумилёва искусственной, теорию [[акмеизм]]а ложной, дорогую ГумилевуГумилёву работу с молодыми поэтами в литературных студиях вредной. ГумилевГумилёв, как поэт и человек, вызывал в Блоке отталкивание, глухое раздражение. ГумилевГумилёв особенно осуждал Блока за «[[Двенадцать]]». Помню фразу, сказанную ГумилевымГумилёвым незадолго до их общей смерти, помню и холодное, жестокое выражение его лица, когда он убежденноубеждённо говорил: «Он (т.е. Блок), написав «Двенадцать», вторично распял [[Христос|Христа]] и еще раз расстрелял [[Николай I|Государя]]». Я возразил, что, независимо от содержания, «Двенадцать», как стихи, близки к гениальности. ― «Тем хуже, если гениальны».<ref name="Георгий">''[[Георгий Владимирович Иванов|Иванов Г. В.Иванов]]''. «Петербургские зимы». Собрание сочинений в трёх томах, том 3. ― М.: «Согласие», 1994 г.</ref> |Автор=[[Георгий Владимирович Иванов|Георгий Иванов]]'', «Петербургские зимы», 1952}}
 
== Источники ==