Александр Александрович Блок: различия между версиями

 
== Цитаты о Блоке ==
{{Q|Из всех петербургских поэтов тех лет только один Блок был антизападником (великолепные его поэмы «[[Скифы]]» и «[[Двенадцать]]»). Впрочем, его отталкивание от [[Запад]]а доходило до такой степени, что оно перешло в некоторое отталкивание и от революции, когда в ней, из-под первоначальных стихийных форм, стал все сильнее выпирать сухой [[маркс]]истский каркас. Но Блок был только единицей, он шел один, за ним не было никого. Это стало особенно ясно, когда на перевыборах председателем Петербургского Союза Поэтов был выбран, вместо Блока, [[Николай Степанович Гумилёв|Гумилев]]. За границей имя его знают, главным образом, потому, что он был расстрелян ЧК, а между тем в истории новой русской литературы он должен занять место, как крупный поэт и глава типично петербургской поэтической школы «[[Акмеизм|акмеистов]]». Компас акмеизма ― явно указывал на Запад; рулевой акмеистического корабля стремился рационализовать поэтическую стихию и ставил во главу угла работу над поэтической технологией. Недаром же Блок и Гумилев в области художественной ― были [[враг]]ами, и недаром за последние годы в советской поэзии наблюдается явление на первый взгляд чрезвычайно парадоксальное: молодое поколение пролетарских поэтов, чтобы научиться писать, изучает стихи не [[Сергей Есенин|Есенина]], не автора революционных «[[Двенадцать|Двенадцати]]» Блока, а стихи рационалистического романтика ― Гумилева.|Автор= [[Евгений Иванович Замятин|Евгений Замятин]], из статьи «Москва ― Петербург», 1933}}
 
{{Q|Блок и [[Николай Гумилёв|Гумилев]] ушли из жизни, разделенные взаимным непониманием. Блок считал поэзию Гумилева искусственной, теорию [[акмеизм]]а ложной, дорогую Гумилеву работу с молодыми поэтами в литературных студиях вредной. Гумилев, как поэт и человек, вызывал в Блоке отталкивание, глухое раздражение. Гумилев особенно осуждал Блока за «[[Двенадцать]]». Помню фразу, сказанную Гумилевым незадолго до их общей смерти, помню и холодное, жестокое выражение его лица, когда он убежденно говорил: «Он (т.е. Блок), написав «Двенадцать», вторично распял [[Христос|Христа]] и еще раз расстрелял [[Николай I|Государя]]». Я возразил, что, независимо от содержания, «Двенадцать», как стихи, близки к гениальности. ― «Тем хуже, если гениальны».<ref name="Георгий">''[[Георгий Владимирович Иванов|Г.В.Иванов]]''. «Петербургские зимы». Собрание сочинений в трёх томах, том 3. ― М.: «Согласие», 1994 г.</ref> |Автор=[[Георгий Владимирович Иванов|Георгий Иванов]]'', «Петербургские зимы», 1952}}