Акмеизм: различия между версиями

1642 байта добавлено ,  2 года назад
→‎Цитаты: Лидия Гинзбург
(шершеневич)
(→‎Цитаты: Лидия Гинзбург)
 
{{Q|Однако до последних дней [[символизм]] не мог размежеваться с [[аллегория|аллегоризмом]], беря критерием различия, в сущности, только художественное совершенство. Символизм мог существовать только в обстановке болота политической жизни. Тесно связанный с ростом буржуазии как класса и являясь ее зеркалом (и лишь отчасти — дворянства), он зависел от буржуазии. Но кратковременной победительнице нужен был уже не туманный символизм, а еще более буржуазный [[милитаризм|милитаристический]] акмеизм. Литературная фаворитка была отставлена. При первом же ветерке революции сама идея символизма пропала, как пропадает фата-моргана. Король оказался голый.<ref>''[[W:Шершеневич, Вадим Габриелевич|В.Г.Шершеневич]]''. «Мой век, мои друзья и подруги». — М.: Московский рабочий, 1990 г.</ref>|Автор= [[W:Шершеневич, Вадим Габриелевич|Вадим Шершеневич]], «Великолепный очевидец», 1936}}
 
{{Q|Особая ''профильтрованность'' сближает не похожих Ахматову, Гумилева, Мандельштама. Акмеизм как направление протекает между пальцами исследователя. Нужно уметь взяться за то незыблемо общее и целостное, что в нем было. Оно в том, что акмеизм ― необыкновенно чистая литература. Философичность Мандельштама, Африка Гумилева, несчастная любовь Ахматовой ― равно живут на бумаге: они лишены перспективы, уводящей в жизнь. Поэтому лучшее, что сказано об акмеизме, сказано [[Иннокентий Фёдорович Анненский|Ин. Анненским]]. Он писал, что, входя в акмеистическую лабораторию, находишь ''все те же слова'' (подразумевается, что и у [[символизм|символистов]]), но ''теперь это только слова''.<ref>''[[w:Гинзбург, Лидия Яковлевна|Лидия Гинзбург]]''. Записные книжки. Воспоминания. Эссе. — Санкт-Петербург, Искусство-СПБ, 2002 г.</ref>|Автор=[[Лидия Яковлевна Гинзбург|Лидия Гинзбург]], «Записные книжки. Воспоминания. Эссе», 1943}}
 
== Источники ==