Николай Николаевич Асеев: различия между версиями

Нет описания правки
 
===Стихи===
{{Лесенка|Белые бивни|бьют|в ют.}}
{{Лесенка|В шумную пену|бушприт|врыт.}}
{{Лесенка|Вы говорите:|шторм —|вздор?}}
{{Лесенка|Некогда длить|спор! <…>}}<br />
 
{{Лесенка|Будет Вестминстер|в пыль разбит}}
{{Лесенка|[[золото]]м, вставшим|со дна пучин.}}
{{Лесенка|Станет луною|сверкать гладь.}}
{{Лесенка|Золотом будет|звенеть стих.}}
{{Лесенка|Это тяжёлая|дней кладь}}
{{Лесенка|гордых потомков|потопит твоих.}}
:::— «Чёрный принц» , 1923
----
{{Q|Мне даже подумать страх,
Что, к ветру речей строга,
За жизнь в ледяном краю,
Где смешаны блеск и мрак,
Не враг я тебе, не враг.|Комментарий=было продекламировано авторомпродекламировал в разговоре с ней<ref>И. Шайтанов. Благополучный Асеев?.. // Н. Н. Асеев. Стихотворения и поэмы. — М.: Художественная литература, 1990.</ref>|Автор=«[[Анна Ахматова|А. А. Ахматовой]]», 1924}}
----
{{Q|Я лирик
{{Лесенка|синие гусары|под снегом лежат!}}
:::— «Cиние гусары», 1926
Комментарий [[Игорь Олегович Шайтанов|Игоря Шайтанова]]: «Удивляются — почему синие? По цвету мундира? Не в этом дело, не в исторических реалиях: синева здесь не столько цветовой, сколько эмоциональный тон, окрашивающий обычную для Асеева сказку или легенду. В этот раз — о декабристах.» («[[Благополучный Асеев?..]]»)
----
{{Лесенка|… нам,|весенним людишкам,}}
за миллионы миль, —
я изучаю действительность эту,
в вечность плывущую быль. <…>
 
<…>
Весеннее человечество!
В подъём подымайся скорей,
Пой песню победного племени
о славе старых знамен,
о светом пронзеннойпронзённой
:::::::::темени
назад отступивших временвремён.
Чтоб в рощах
дороги асфальтовые
::::::кружились
::::::::из края в край,
чтоб, дрожью весенней
:::::::прохватывая,
:::::::::в зрачках отражался
::::::::::::::::::май!|Автор=«Весеннее человечество», 1941-1946}}
----
{{Q|Из четырёх времён в году
и почки пучатся в саду;
она не терпит зимних бурь,
она людей зоветзовёт к труду
и, как зима бровей ни хмурь, —
выводит на небо звезду.
 
Один умрёт, построив дом,
другой — в чужом углу сыром… <…>
 
<…>
Один был прям, другой был хром,
красавец — тот, а этот — гном; <…>
 
<…>
Один имел прекрасный слог,
другой двух слов связать не мог,
А любопытно, чёрт возьми,
что будет после нас с людьми,
что станется потом? <…>
 
<…>
Открыть бы хоть один бы глаз,
взглянуть бы хоть единый раз:
Как там происходит этот рост?
Как в себя он под землёй вбирает
молчаливое мерцанье звёзд? <…>
 
<…>
Скажешь, уголь? Нет, уже не уголь:
сжатый прессом тысячи веков,
 
==Об Асееве==
{{Q|… это — замечательный лирик и поэт по преимуществу, с прирождённой слагательской страстью к выдумке и крылатому, закругленномузакруглённому выражению, так безупречны и не имеют себе равных «Русская сказка»<ref>сб. «[[Изморозь (Асеев)|Изморозь«Русская сказка»]]»</ref>, «Огонь», стихи о детях и беспризорных<ref>Видимо, имеет в виду стихотворение «За синие дали» из сб. «[[Оранжевый свет (Асеев)|Оранжевый свет]]» (''прим. И. Шайтанова, «Благополучный Асеев?.. »'').</ref> и всё то, что наравне со всеми, и в этом отношении без соперников, с такой душевной прозрачностью, глубиной и естественностью писал Асеев на революционные, историко-гражданские и общечеловеческие темы.<ref>Б. Пастернак. Другу, замечательному товарищу // Литературная газета. — 1939, 26 февраля.</ref>|Автор=[[Борис Пастернак]], «Другу, замечательному товарищу», 1939|Комментарий=вошло в его сб. «Люди и положения»}}
 
{{Q|Нас смущала искусственность его поэзии, холодок «мастерства», который, уничтожая поэта, делал его «специалистом», выполняющим «социальный заказ». Этот асеевский термин в большом ходу был в те годы. <…>
* см. Игорь Шайтанов, «[[Благополучный Асеев?..]]», 1990
Но в начале двадцатых годов это был популярный, любимый Москвой поэт, от которого ждали стихов больше даже, чем от Маяковского. От Маяковского ждали шума, скандала, хорошей остроты, веселого спора-зрелища. Асеев казался нам больше поэтом, чем Маяковский,..|Автор=[[Варлам Шаламов]], [[Двадцатые годы (Шаламов)|«Двадцатые годы»]], 1962}}
 
* см. [[Игорь Олегович Шайтанов|Игорь Шайтанов]], «[[Благополучный Асеев?..]]», 1990
 
===О произведениях===
{{Q|В ритмике «Чёрного принца» Асеева были скрыты все будущие «находки» [[w:тактовик|«тактовика»]] [[Илья Львович Сельвинский |Сельвинского]].
«Чёрный принц» читался всюду. Это было ритменное открытие, новость.|Автор=Варлам <…>Шаламов, «Двадцатые годы»}}
 
Нас смущала искусственность его поэзии, холодок «мастерства», который, уничтожая поэта, делал его «специалистом», выполняющим «социальный заказ». Этот асеевский термин в большом ходу был в те годы. <…>
{{Q|«Синие гусары» были эстетической уступкой, лирическим отступлением на главном направлении лефовского стиха. Это едва ли не единственное стихотворение Асеева, где он использует тактовик — чужой размер, оружие конструктивистов, которым лефовцы не пользовались. Сам по себе весёлый ритм «Синих гусар» барабанил о лефовском провале и свидетельствовал о распаде «Нового Лефа».|Автор=Варлам Шаламов, [[эссе Варлама Шаламова#1970-е|«Асеев»]], 1970-е}}
Но в начале двадцатых годов это был популярный, любимый Москвой поэт, от которого ждали стихов больше даже, чем от Маяковского. От Маяковского ждали шума, скандала, хорошей остроты, веселого спора-зрелища. Асеев казался нам больше поэтом, чем Маяковский,..|Автор=[[Варлам Шаламов]], [[Двадцатые годы (Шаламов)|«Двадцатые годы»]], 1962}}
 
Комментарий [[Игорь Олегович Шайтанов{{Q|Игоря Шайтанова]]: «Удивляются — почему [гусары] синие? По цвету мундира? Не в этом дело, не в исторических реалиях: синева здесь не столько цветовой, сколько эмоциональный тон, окрашивающий обычную для Асеева сказку или легенду. В этот раз — о декабристах.»|Автор=Игорь Шайтанов, («[[Благополучный Асеев?..]]»)}}
 
== Статьи о произведениях ==