Николай Николаевич Асеев: различия между версиями

Нет описания правки
(викификация)
[[Файл:Nikolay Aseev.jpg|thumb|200px|Николай Асеев]]
{{Навигация
{{википедия|Википедия=Асеев, Николай Николаевич}}
'''Николай Николаевич Асе́ев ''' (<small>наст. фам.</small> — ''Штальба́ум''; 1889—1963) — [[русские|русский]] советский [[поэт]], сценарист, деятель русского футуризма.
|Викитека=Николай Николаевич Асеев
|Тема=Николай Асеев}}
'''Николай Николаевич Асе́ев ''' (<small>наст.настоящая фам.</small>фамилия — ''Штальба́ум''; 1889—196328 июня (10 июля) 1889 — 16 июля 1963) — [[русские|русский]] советский [[поэт]], сценарист, деятель русского футуризма.
 
== Цитаты ==
{{Q|<[[ОБЭРИУ|Обэриуты]]> не замечали, что все их усилия, все их попытки обречены на бесплодие именно потому, что пародированность, которая искренне принималась ими за новаторство, могла лишь сосуществовать с архаическими элементами стиха. Они не учли, что издёвка и перекривление традиций возможны лишь в том случае, когда эта традиция сильна. <…> Таким именно образом у [[Николай Заболоцкий|Заболоцкого]], например, издевательство над этой традицией обернулось в издевательство над действительностью; идиотизм синтаксического штампа превратился в идиотизм содержания.|Автор=речь на поэтической дискуссии Всероссийского Союза советских писателей, 16 декабря 1931}}
{{Q|Мне даже подумать [[страх]],
 
{{Q|Городок был совсем крохотный — всего в три тысячи жителей, в огромном большинстве мещан и ремесленников. В иной крупной деревне народу больше. Да и жили-то в этом городишке как-то по-деревенски: домишки соломой крытые, бревенчатые, на задах огороды; по немощенымнемощёным улицам утром и вечером пыль столбом от бредущих стад на недальний луг; размерная походка женщин с полными ведрами студеной воды на коромыслах. «Можно, тётенька, напиться?» И тетенька останавливается, наклоняя коромысло.
Город жил [[конопля|коноплёй]]. Густые заросли черночёрно-зеленыхзелёных мохнатых метелокметёлок на длинных ломких стеблях окружали город, как море. На выгоне располагались со своим нехитрым снаряжением свивальщики веревок; за воротами домов побогаче видны были бунты пеньки; орды трепачей, нанятых задешево бродячих людей, сплошь в пыли и кострике, расправляли, счесывали, трепали пеньку. Над городом стоял густой жирный запах конопляного масла — это шумела маслобойка, вращая решетчатое колесо. Казалось, что конопляным маслом смазаны и стриженные в кружок головы, и широкие расчесанные бороды степенных отцов города — почтенных старообрядцев, у которых на воротах домов блестел медный осьмиконечный крест. Город жил истовой, установленной жизнью.
Малый город, а старинный. Имя ему было [[Льгов]];.. <…> Любили <…> игры. Например, поход в конопли, которые представлялись нам заколдованным лесом, где живут чудовища...чудовища…|Автор=«Путь в поэзию», 1957—1962}}
 
===Стихи===
{{Q|Мне даже подумать [[страх]],
Что, к ветру речей строга,
Ты видишь во мне [[враг]]аврага. <…>
Что там, где и надо б желчь, —
Стихов твоих сот тяжел.
За жизнь в ледяном краю,
Где смешаны блеск и мрак,
Не враг я тебе, не враг.|Автор=«[[Анна Ахматова|А. А. Ахматовой]]», 1924|Комментарий=было продекламировано автором в разговоре с ней<ref>И. Шайтанов. Благополучный Асеев?.. // Н. Н. Асеев. Стихотворения и поэмы. — М.: Художественная литература, 1990.</ref>|Автор=«[[Анна Ахматова|А. А. Ахматовой]]», 1924}}
----
{{Q|Я лирик
по складу своей души,
По самой строчечной сути.|Автор=«Свердловская буря», 1925}}
----
{{Лесенка|Раненым медведем|мороз дерёт. <…>}}
{{Лесенка|Белыми копытами|лёд колотя,}}
{{Лесенка|тени по Литейному —|дальше летят. <…>}}
{{Лесенка|Глухие гитары,|высокая речь...речь…}}
{{Лесенка|Кого им бояться|и что им беречь?}}
{{Лесенка|В них страсть закипает,|как в пене стакан:}}
{{Лесенка|впервые читаются|строфы [[Цыганы (поэма)|«Цыган»]]...}}
{{Лесенка|Тени по Литейному|летят назад.}}
{{Лесенка|Брови из-под кивера|дворцам грозят.}}
{{Лесенка|Тихие гитары,|стыньте, дрожа:}}
{{Лесенка|синие гусары|под снегом лежат!}}
::: — «Cиние гусары», 1926
''Комментарий [[Игорь Олегович Шайтанов|Игоря Шайтанова]]'': «Удивляются  — почему синие? По цвету мундира? Не в этом дело, не в исторических реалиях: синева здесь не столько цветовой, сколько эмоциональный тон, окрашивающий обычную для Асеева сказку или легенду. В этот раз  — о декабристах.» («[[Благополучный Асеев?..]]»)
----
{{Лесенка|... нам,|весенним людишкам,}}
{{Лесенка|под гром и грохот|летучих лучей}}
{{Лесенка|скатиться|по лёгким|сквозным ледышкам}}
{{Лесенка|вертушкой|горячей солнечной бомбы}}
{{Лесенка|конец зимы|чтоб был заклеймён!}}
::: — «Конец зиме», 1926—19271926-1927
----
{{Лесенка|Мы живём|ещё очень рано,}}
{{Лесенка|расползающиеся|тучи}}
{{Лесенка|наше солнце,|движенье,|жизнь.}}
::: — «Мы живём…», 1928
----
{{Q|Как звездочёт
[[зима]] свежей и крепче всех:
она пруды кует в слюду
и заячий меняет мех...мех…|Автор=«Четыре времени года», 1950}}
----
{{Q|Снег и снег, и ель в снегу —
чтоб развеяться бесшумно,
в небе еле голубом
всё безмолвно и бездумно...бездумно…|Автор=«Зима», 1953}}
----
{{Q|Задумавшиеся деревья,
Сотни радостных рулад,
эхо по лесу катится,
ели ухом шевелят...шевелят…|Автор=«Июнь», 1953}}
----
{{Q|Перенюханы все цветы,
{{Лесенка|кто докажет|всей страстью своею,|всей кровью, }}
{{Лесенка|что фантазия наша|ему по плечу.}}
::: — «Тайна Эдвина Друда», 1958
----
{{Q|Зверинец яростных людей!
----
{{Q|В конце концов всё дело в том,
что мы — как все до нас — умрём...умрём…
Тим-там, тим-том!
 
 
Один умрёт, построив дом,
другой — в чужом углу сыром...сыром…
<…>
Один был прям, другой был хром,
 
Все семь всемирных мудрецов
не скажут, что в конце концов...концов…|Автор=«В конце концов» (На мотив [[Роберт Бёрнс|Р. Бёрнса]]), 1956-1961}}
----
{{Лесенка|Маяковский <…>}}
{{Лесенка|гулливеровским|пешеходом}}
{{Лесенка|он ушел бы|за грань веков!}}
::: — «Бессонные стихи», 1962
----
{{Q|Уголь приближается к алмазу
не одну, а много сотен лет;
так народом медленно, не сразу
выдаетсявыдаётся на-гора [[поэт]].
 
Всё же, как он в недрах вызревает?
Как там происходит этот рост?
Как в себя он под землейземлёй вбирает
молчаливое мерцанье звёзд?
<…>
вровень с настоящим бриллиантом,
режущим простую гладь души.|Автор=«Алмазы», 1962}}
----
{{Q|Городок был совсем крохотный — всего в три тысячи жителей, в огромном большинстве мещан и ремесленников. В иной крупной деревне народу больше. Да и жили-то в этом городишке как-то по-деревенски: домишки соломой крытые, бревенчатые, на задах огороды; по немощеным улицам утром и вечером пыль столбом от бредущих стад на недальний луг; размерная походка женщин с полными ведрами студеной воды на коромыслах. «Можно, тётенька, напиться?» И тетенька останавливается, наклоняя коромысло.
Город жил [[конопля|коноплёй]]. Густые заросли черно-зеленых мохнатых метелок на длинных ломких стеблях окружали город, как море. На выгоне располагались со своим нехитрым снаряжением свивальщики веревок; за воротами домов побогаче видны были бунты пеньки; орды трепачей, нанятых задешево бродячих людей, сплошь в пыли и кострике, расправляли, счесывали, трепали пеньку. Над городом стоял густой жирный запах конопляного масла — это шумела маслобойка, вращая решетчатое колесо. Казалось, что конопляным маслом смазаны и стриженные в кружок головы, и широкие расчесанные бороды степенных отцов города — почтенных старообрядцев, у которых на воротах домов блестел медный осьмиконечный крест. Город жил истовой, установленной жизнью.
Малый город, а старинный. Имя ему было [[Льгов]];.. <…> Любили <…> игры. Например, поход в конопли, которые представлялись нам заколдованным лесом, где живут чудовища...|Автор=«Путь в поэзию», 1957—1962}}
 
== Об Асееве ==
{{Q|... это — замечательный лирик и поэт по преимуществу, с прирождённой слагательской страстью к выдумке и крылатому, закругленному выражению, так безупречны и не имеют себе равных «Русская сказка»<ref>сб. «[[Изморозь (Асеев)|Изморозь]]»</ref>, «Огонь», стихи о детях и беспризорных<ref>Видимо, имеет в виду стихотворение «За синие дали» из сб. «[[Оранжевый свет (Асеев)|Оранжевый свет]]» (''прим. И. Шайтанова, «Благополучный Асеев?.. »'').</ref> и всё то, что наравне со всеми, и в этом отношении без соперников, с такой душевной прозрачностью, глубиной и естественностью писал Асеев на революционные, историко-гражданские и общечеловеческие темы.<ref>Б. Пастернак. Другу, замечательному товарищу // Литературная газета. — 1939, 26 февраля.</ref>|Автор=[[Борис Пастернак]], «Другу, замечательному товарищу», 1939|Комментарий=вошло в его сб. «Люди и положения»}}
 
* см. Игорь Шайтанов, «[[Благополучный Асеев?..]]», 1990
 
===О произведениях===
{{Q|В ритмике «Чёрного принца» Асеева были скрыты все будущие «находки» «тактовика» [[Илья Львович Сельвинский |Сельвинского]].
«Чёрный принц» читался всюду. Это было ритменное открытие, новость. <…>
Нас смущала искусственность его поэзии, холодок «мастерства», который, уничтожая поэта, делал его «специалистом», выполняющим «социальный заказ». Этот асеевский термин в большом ходу был в те годы. <…>
Но в начале двадцатых годов это был популярный, любимый Москвой поэт, от которого ждали стихов больше даже, чем от Маяковского. От Маяковского ждали шума, скандала, хорошей остроты, веселого спора-зрелища. Асеев казался нам больше поэтом, чем Маяковский,..|Автор=[[Варлам Шаламов]], [[Двадцатые годы (Шаламов)|«Двадцатые годы»]], 1962}}
 
== Статьи о произведениях ==
* см. [[:Категория:Произведения Николая Асеева]]
''В статьях о них см. комментарии Асеева''.
 
== Примечания ==