Ясень: различия между версиями

2079 байт добавлено ,  3 года назад
+кое-что
(КУ)
(+кое-что)
 
== Ясень в прозе ==
{{Q|Итак, семенодоли [[горох]]а, несмотря на то, что они ни цветом, ни видом не напоминают листьев и живут в земле, мы должны признать за листья. За этими первыми, обыкновенно не похожими на настоящие листья органами, на вытягивающемся стебельке появляются уже настоящие листья, но не всегда сразу появляются такие, какие встречаем на взрослом растении. Вот, например, молодое растеньице ясеня. Всякому знакома форма листьев ясеня: на общем черешке расположено несколько пар листочков и на конце ещё один; таким образом, целый [[лист]] состоит из семи, девяти или более листочков. Это так называемый сложный лист.<ref>''[[Климент Аркадьевич Тимирязев|К.А.Тимирязев]]''. «Жизнь растения» (по изданию 1919 года). — М.: Сельхозгиз, 1936 г.</ref>|Автор=[[Климент Аркадьевич Тимирязев|Климент Тимирязев]], «Жизнь растения», 1878}}
{{Q|Плотник ''<выбрав дерево>'', протягивает по нему линию, остроконечным орудием делает на нём очертание, потом обделывает его резцом и округляет его, и выделывает из него образ человека красивого вида, чтобы поставить его в доме. Он рубит себе [[кедр]]ы, берёт [[сосна|сосну]] и [[дуб]], которые выберет между деревьями в лесу, садит ясень, а дождь возращает его. И это служит человеку топливом, и ''<часть>'' из этого употребляет он на то, чтобы ему было тепло, и разводит огонь, и печёт [[хлеб]].|Автор=[[Библия]], «Книга пророка Исайи», 44:<small>13-15</small>}}
 
{{Q|Исправники и благочинные должны были содействовать распространению этих полезных брошюр. В брошюре о ясени сообщалось, что этим деревом можно обезопасить себя от ядовитых отрав и укушений гадами. Стоило только иметь при себе ясеневую палочку ― и можно легко узнавать, где есть в земле хорошая вода; щёлоком из ясеневой коры стоит вымыть ошелудивевших детей, и они очистятся; золою хорошо парить зачёсы в хвостах у лошадей. Овцам в овчарню надо было только ставить ветку ясеня, и овцы ягнились гораздо плодущее, чем без ясеня. Бабам ясень унимал кровоток и ещё делал много других вещей, про которые через столько лет трудно вспомнить.<ref>''[[w:Лесков, Николай Семёнович|Лесков Н.С.]]'' Собрание сочинений в 12 томах, Том 7. Москва, «Правда», 1989 г.</ref>|Автор=[[Николай Семёнович Лесков|Николай Лесков]], «Загон», 1893}}
{{Q|Вершина Кастели плоская, зелёная равнина, вся в цветах и в древних тенистых деревьях. Ясени особенно красивы и многочисленны. Они до самой макушки, и до последнего сучка, в длинном, мохнатом и седом [[лишайник|лишае]]. Этот лишай висит, как шерсть [[животное|животного]] и придаёт деревьям старческий и таинственный вид. Он овладел здесь всеми деревьями, но ясенем в особенности. Вероятно, утреннее пребывание облаков на темени горы и вообще постоянная сырость лесистой вершины, в соединении с палящим жаром дня, вызывают в таких размерах развитие паразитов. Очень старые ясени, очевидно, прожившие многие столетия, большею частью пусты внутри и даже несколько распахнуты, так что их сухой футляр виден и изнутри, и снаружи, — можете влезть в него, если хотите. Вот это, что называется, остались кости да кожа… <...>
 
С первого разу кажется, что какое-то преднамерение участвовало в этом тщательном раздроблении [[камень|каменной]] громады; скорее хочется вообразить, что сюда обрушилась какая-нибудь неимоверная циклопическая постройка. Камни лежат точно куски колотого [[сахар]]а, ещё совершенно свежие. Между ними иногда растут [[груша]] или ясень, но больше торчат обнажённые трупы груш и ясеней. Деревья выживают недолго в трещинах этих обломков; они зелены, пока ещё [[дети]], но скоро иссыхают и умирают [[голод]]ною смертью.
{{Q|Вершина Кастели плоская, зелёная равнина, вся в цветах и в древних тенистых деревьях. Ясени особенно красивы и многочисленны. Они до самой макушки, и до последнего сучка, в длинном, мохнатом и седом [[лишайник|лишае]]. Этот лишай висит, как шерсть [[животное|животного]] и придаёт деревьям старческий и таинственный вид. Он овладел здесь всеми деревьями, но ясенем в особенности. Вероятно, утреннее пребывание облаков на темени горы и вообще постоянная сырость лесистой вершины, в соединении с палящим жаром дня, вызывают в таких размерах развитие паразитов. Очень старые ясени, очевидно, прожившие многие столетия, большею частью пусты внутри и даже несколько распахнуты, так что их сухой футляр виден и изнутри, и снаружи, — можете влезть в него, если хотите. Вот это, что называется, остались кости да кожа…|Автор= <...>[[:w:Марков, Евгений Львович|Евгений Марков]], «Очерки Крыма (Картины [[крым]]ской жизни, природы и истории)», 1902}}
Мы спустились внутрь этого [[хаос]]а, перебираясь довольно удобно по огромным камням, и выкарабкались из него на противоположной стороне на такие же высокие утесы.
 
[[Ящерицы]] встречали нас и разбегались во все стороны. Должно быть, не часто доставляют им это развлечение.
{{Q|У поворота к дому, у знаменитого, прямо-таки царского ясеня я попросил остановить автобус. Когда был маленьким, мы с мамой часто отдыхали под ним. Когда подрос, залезал на него и в трещинах ствола, из которого сочился древесный сок, ловил майских жуков. После десятого класса, уезжая в далекую Москву, постоял под ним, как бы на долгую память. Ясень оказался не таким уж большим и царским. В разветвлении одна часть дерева была высохшей (местами омертвелая кора свисала рваными ремнями ― виднелась застарелая, побитая личинками древесина). Поставив чемодан, сел на него. Конечно, я мог бы приехать на такси, но так уж повелось со времен Одиссея, что после странствий в отчий дом надлежит возвращаться в рубище. Начало мая, а в тени ледок ― я ощущал запах осени, да-да, поздней осени и ещё печали. Мне было жаль этот усыхающий ясень, одинокую маму и себя ― единственный сын, а только и нашёлся, что послал пятьсот рублей. <ref>''[[:w:Слипенчук, Виктор Трифонович|В.Слипенчук]]'', «Зинзивер». — М.: Вагриус, 2001 г.</ref>|Автор=[[:w:Слипенчук, Виктор Трифонович|Виктор Слипенчук]], «Зинзивер», 1996}}
Выспавшись под тенью ясеней, на весьма мягкой подстилке из [[мох|мха]], который целыми войлоками снимается с камней, напившись довольно мало воды и довольно много [[вино|вина]] и закусивши кой-чем, двинулись мы с Кастели уже совершенно другою дорогой, именно, стали спускаться по западному склону её, в виде [[:w:Аю-даг|Аю-дага]], [[:w:Парагильмен|Парагильмена]] и зелёной Яйлы…|Автор= [[:w:Марков, Евгений Львович|Евгений Марков]], «Очерки Крыма (Картины [[крым]]ской жизни, природы и истории)», 1902}}
 
== Ясень в поэзии ==
Ссёк с высоты Пелиона, на грозную гибель [[герой|героям]].|Автор=[[Гомер]] <small>(пер. [[Николай Иванович Гнедич|Гнедича]])</small>, «[[Илиада]]» (Песнь девятнадцатая), VIII век до н.э.}}
 
{{Q|Я спросил у ясеня,
{{Q|Там, налетевши, копьём [[:w:Ахиллес|Ахиллес]] поразил Приамида;
Где моя любимая.
Прямо сквозь белую выю прошло смертоносное жало;
Ясень не ответил мне,
Только гортани ему не рассёк сокрушительный ясень
Качая головой...|Автор= [[:w:Киршон, Владимир Михайлович|Владимир Киршон]], «Я спросил у ясеня...», 1930-е}}
Вовсе, чтоб мог, умирающий, несколько слов он промолвить...|Автор=[[Гомер]] <small>(пер. [[Николай Иванович Гнедич|Гнедича]])</small>, «[[Илиада]]» (Песнь двадцать вторая), VIII век до н.э.}}
 
{{Q|Я снова вижу парк ― и чинный, и сквозистый,
Каскады на прудах и ясень серебристый,
У белой пристани купающий листы,
Где черным лебедем изогнуты мосты. <ref>[[:w:Рождественский, Всеволод Александрович|''В. Рождественский'']]. Стихотворения. Библиотека поэта. Большая серия. — Л.: Советский писатель, 1985 г.</ref>|Автор=[[:w:Рождественский, Всеволод Александрович|Всеволод Рождественский]], «Парк в городе Пушкина», 1956}}
 
{{Q|Вот свежий пень и щепок след:
Здесь ясень мой срубили.
Стоял он много тихих лет,
Крепчая в стройной силе.
 
И, так спокойно сожжены,
{{Q|Там, где [[дерево мира|древо мировое]],
Золой распались жгучей
Там, где ясень {{comment|Игдразил|Иггдрасиль — Мировое дерево в германо-скандинавской мифологии}},
Все сорок три его весны
Слышно пение живое,
И осени летучих. <ref>''[[:w:Алексеева, Лидия Алексеевна|Л. Алексеева]]''. «Горькое счастье». — М.: Водолей, 2007 г.</ref>|Автор=[[:w:Алексеева, Лидия Алексеевна|Лидия Алексеева]], «Ясень», 1971}}
И как будто звон кадил.<ref name="Бальмонт">''[[Константин Дмитриевич Бальмонт|К. Д. Бальмонт]]''. Полное собрание стихов. Том первый. Издание четвёртое — М.: Изд. Скорпион, 1914 г.</ref>|Автор= [[Константин Дмитриевич Бальмонт|Константин Бальмонт]], «Идуна» <small>(из цикла «Голубая птица»)</small>, 1908}}
 
== Комментарии ==