Три мушкетёра: различия между версиями

3767 байт добавлено ,  13 лет назад
дополнение
(дополнение)
(дополнение)
* У пистолей, молодой человек, нет имени, а у этого перстня имя есть, страшное имя, которое может погубить того, кто носит его на пальце.
* Не надо смешивать осторожность с трусостью, сударь. Осторожность - это добродетель.
* Д'Артаньян чувствовал, что тупеет.
* Мир - это склеп, и ничего больше.
* Oн только улыбался, слыша латинские выражения, которыми щеголял Арамис и которые якобы понимал Портос; два или три раза, когда Арамис допускал какую-нибудь грамматическую ошибку, ему случалось даже, к величайшему удивлению друзей, поставить глагол в нужное время, а существительное в нужный падеж.
* Вы ранены? - Я? Ничуть не бывало. Я мертвецки пьян, вот и все.
* Я хочу сказать, что любовь - это лотерея, в которой выигравшему достается смерть! Поверьте мне, любезный д'Артаньян, вам очень повезло, что вы проиграли! Проигрывайте всегда - таков мой совет.
* Разучилась пить молодежь, - сказал Атос, глядя на него с сожалением, - а ведь этот еще из лучших!
* Лоб д'Артаньяна был покрыт холодным потом: поистине эта женщина была чудовищем.
* Сопротивляться было невозможно - от сопротивления всегда столько шума, - и Кэтти уступила.
* Вот уже третий раз я пишу вам о том, что люблю вас. Берегитесь, как бы в четвертый раз я не написала, что я вас ненавижу.
* О, вы не любите меня! - вскричала Кэтти. - Как я несчастна! На этот упрек есть один ответ, который всегда вводит женщин в заблуждение. Д'Артаньян ответил так, что Кэтти оказалась очень далека от истины.
* Обычно люди обращаются за советом, - говорил Атос, - только для того, чтобы не следовать ему, а если кто-нибудь и следует совету, то только для того, чтобы было кого упрекнуть впоследствии.
* Понимаю. Чтобы разыскать одну женщину, вы ухаживаете за другой: это самый длинный путь, но зато и самый приятный.
* Окажите достойный прием подателю письма - это граф и испанский гранд.
* Д'Артаньян смотрел поочередно на этих двух женщин и вынужден был признать в душе, что, создавая их, природа совершила ошибку: знатной даме она дала продажную и низкую душу, а субретке - сердце герцогини.
* Она смотрела на часы, вставала, снова садилась и улыбалась д'Артаньяну с таким видом, который говорил: "Вы, конечно, очень милы, но будете просто очаровательны, если уйдете!"
* Сердце лучшей из женщин безжалостно к страданиям соперницы.
* Такие женщины, как я, не плачут, - сказала миледи.
*
*
*