Открыть главное меню

Изменения

237 байт добавлено ,  3 года назад
Нет описания правки
[[File:El ingenioso hidalgo don Quijote de la Mancha.jpg|thumb|Обложка первого издания (1605)]]
'''«Хитроумный идальго<ref>Вторая часть романа вышла в 1615 г. уже под названием «Хитроумный '''кавальеро''' Дон Кихот Ламанчский» ({{lang-es|El ingenioso caballero don Quijote de la Mancha}}).</ref> Дон Кихот Ламанчский»''' ({{lang-es|El ingenioso hidalgo Don Quijote de la Mancha}}) — знаменитый роман испанского писателя [[Мигель де Сервантес|Мигеля де Сервантеса Сааведры]]. Первая часть опубликована в 1605 году, вторая — 10 лет спустя (с «кавальеро» (''caballero'') в названии вместо «идальго»).
 
== Цитаты ==
 
===Часть вторая===
{{Q|— ... [[поэт]], повествуя о событиях или же воспевая их, волен изображать их не такими, каковы они были в действительности, а такими, какими они долженствовали быть;..|Оригинал=- ... el poeta puede contar, o cantar las cosas, no como fueron, sino como debían ser;..|Автор=Самсон|Комментарий=III}}
 
{{Q|... посредине между двумя крайностями, [[трусость]]ю и [[безрассудство]]м, находится храбрость...|Автор=Санчо|Комментарий=IV}}
 
— Не знаю, что это за наука, — сказал дон Лоренсо, — до сей поры мне не приходилось о ней слышать.
— Это такая [[наука]], — сказал Дон Кихот, — которая включает в себя все или почти все науки на свете... {{comment|Ему|странствующему рыцарю}} надлежит твердо верить в [[Бог]]а и быть верным своей даме, ему надобно быть чистым в помыслах, благопристойным в речах, великодушным в поступках, смелым в подвигах, выносливым в трудах, сострадательным к обездоленным и, наконец, быть поборником истины, хотя бы это стоило ему [[Жизнь|жизни]]. Вот из таких-то больших и малых черт и складывается добрый странствующий рыцарь; теперь вы сами видите, сеньор дон Лоренсо, такая ли уж пустая вещь та наука, которую изучает и которою занимается рыцарь, и можно ли поставить её рядом с самыми сложными, какие только в средних и высших учебных заведениях преподаются.
— Если это так, — сказал дон Лоренсо, — то я утверждаю, что эта наука выше всех прочих.|Автор=|Комментарий=XVIII|Оригинал=}}
 
{{Q|— Подите скажите об этом моей жене! — вмешался до сих пор молча слушавший<…> Санчо Панса. — Она стоит на том, что каждый должен жениться на ровне, по пословице: два сапога — пара. А мне бы хотелось, чтобы добрый этот Басильо, который мне уже пришелся по душе, женился на сеньоре Китерии, а кто мешает влюбленным жениться, тем, когда помрут, дай бог царство небесное, место покойное (Санчо хотел сказать нечто противоположное).
— Если бы все влюбленные вступали в [[Брачный союз|брак]], — возразил Дон Кихот, — то [[родители]] были бы лишены права выбора и права женить своих [[дети|детей]], когда они это почтут приличным. И если бы дочери сами выбирали себе [[муж]]ей, то одна выскочила бы за слугу своих родителей, а другая — за первого встречного повесу и драчуна, который пленил бы её своею самоуверенностью и молодечеством. Ведь любовь и увлечение без труда накладывают повязку на очи разума, столь необходимые, когда дело идет о каком-нибудь рискованном шаге, в выборе же спутника жизни весьма легко ошибиться: чтобы брак вышел удачным, нужна большая осмотрительность и особая милость Божия. ...[[Жена]] не есть товар, который можно купить, а после возвратить обратно, сменять или же заменить другим, она есть спутник неразлучный, который не уйдет от вас до тех пор, пока от вас не уйдет жизнь. Это — петля: стоит накинуть её себе на шею, как она превращается в гордиев узел, и узел сей не развязать, пока его не перережет своею косою [[смерть]].|Автор=|Комментарий=XIX|Оригинал=}}
 
{{Q|[Санчо:] — Господь посылает рану, Господь же её и уврачует, никто не знает, что впереди, до завтра ещё далеко, а ведь довольно одного часа, даже одной минуты, чтобы целый дом рухнул, я видел собственными глазами: дождь идетидёт, и тут же тебе светит солнце, ложишься спать здоровехонек, проснулся — ни охнуть, ни вздохнуть. И кто, скажите на милость, может похвастаться, что вколотил гвоздь в колесо Фортуны? Разумеется, что никто, и между женским «да» и женским «нет» я бы и кончика булавки не стал совать: все равно не поместится. ... любовь, как я слышал, носит такие очки, сквозь которые медь кажется золотом, бедность — богатством, а гной — жемчугом.
— Да замолчишь ли ты наконец, Санчо, окаянная сила? — возопил Дон Кихот. — Ты как начнешьначнёшь сыпать своими [[поговорка]]ми да присказками, так тебя сам черт не остановит.|Автор=|Комментарий=XIX|Оригинал=}}
 
{{Q|— Отступление не есть бегство, — заметил Дон Кихот. — Надобно тебе знать, Санчо, что смелость, которая не зиждется на осмотрительности, именуется безрассудством, подвиги же безрассудного скорее должны быть приписаны простой удаче, нежели его храбрости.|Автор=|Комментарий=XXVIII (частичный повтор мысли из гл. XVII)|Оригинал=}}
 
{{Q|— Я неизменно устремляюсь к благим целям, а именно: всем делать [[добро]] и никому не делать зла. Судите же теперь, ваши светлости, высокородные герцог и герцогиня, можно ли обзывать глупцом того, кто так думает, так поступает и так говорит.|Автор=Дон Кихот|Комментарий=XXXII|Оригинал=}}
 
 
{{Q|Как это на протяжении великой нашей истории не раз было замечено, {{comment|он|Дон Кихот}} начинал нести околесную, только когда речь заходила о рыцарстве, рассуждая же о любом другом предмете, он выказывал ум ясный и обширный, так что поступки его неизменно расходились с его суждениями, а суждения с поступками...|Автор=|Комментарий=XLIII|Оригинал=}}
 
{{Q|Всё на свете поправимо, кроме одной смерти.|Автор=Санчо|Комментарий=XLIII|Оригинал=}}
{{Q|— [[Свобода]], Санчо, есть одна из самых драгоценных щедрот, которые небо изливает на людей; с нею не могут сравниться никакие сокровища: ни те, что таятся в недрах земли, ни те, что сокрыты на дне морском. Ради свободы, так же точно, как и ради чести, можно и должно рисковать жизнью, и, напротив того, неволя есть величайшее из всех несчастий, какие только могут случиться с человеком.|Автор=Дон Кихот|Комментарий=LVIII|Оригинал=}}
 
{{Q|— Прими в соображение, Санчо, — заметил Дон Кихот, — что [[любовь]] ни с кем не считается, ни в чем меры не знает, и у неё тот же нрав и обычай, что и у смерти: она столь же властно вторгается в пышные королевские чертоги, как и в убогие хижины пастухов...|Автор=|Комментарий=LVIII|Оригинал=}}
 
{{Q|— Прими в рассуждение, Санчо, — заметил Дон Кихот, — что есть два рода [[Красота|красоты]]: красота духовная и красота телесная. Духовная красота сказывается и проявляется в ясности ума, в целомудрии, в честном поведении, в доброте и в благовоспитанности, и все эти свойства могут совмещаться и сосуществовать в человеке некрасивом, и если внимание приковывается к этой именно красоте, а не к телесной, то здесь-то и возникает любовь пылкая и наиболее сильная. Я, Санчо, и сам вижу, что некрасив, но я знаю также, что я и не урод, а чтобы хорошего человека можно было полюбить, ему достаточно быть только что не чудовищем, но зато он должен обладать теми свойствами души, которые я тебе сейчас перечислил.|Автор=|Комментарий=LVIII|Оригинал=}}
 
{{Q|Истории вымышленные только тогда хороши и увлекательны, когда они приближаются к правде или правдоподобны, истории же, имеющие своим предметом происшествия истинные, тогда только и хороши, когда они правдивы.|Автор=Дон Кихот|Комментарий=LXII|Оригинал=}}
 
{{Q|— Ты изрядный философ, Санчо, — заметил Дон Кихот, — ты весьма здраво рассуждаешь, не знаю только, от кого ты этому научился. Полагаю, однако ж, не лишним заметить, что никакой [[Фортуна|Фортуны]] на свете нет, а все, что на свете творится, доброе или же дурное, совершается не случайно, но по особому предопределению неба, и вот откуда известное изречение: «Каждый человек — кузнец своего [[Счастье|счастья]]». Я также был кузнецом своего счастья, но я не выказал должного благоразумия, меня подвела моя самонадеянность...|Автор=|Комментарий=LXVI|Оригинал=}}
 
{{Q|Учиться и учиться — вот что нужно, остальное всевсё ерунда...|Автор=Крестьянинкрестьянин|Комментарий=LXVI|Оригинал=}}
 
{{Q|Когда мне мысль придет
Я смертью к жизни, для меня смертельной,
И длится бой бесцельный,
Где верх ни жизнь, ни смерть не могут взять!|Автор=Дон Кихот|Комментарий=Мадригал Дон Кихотамадригал (LXVIII)|Оригинал=Amor, cuando yo pienso
en el mal que me das, terrible y fuerte,
voy corriendo a la muerte,
la que conmigo muerte y vida trata!}}
 
{{Q|И ещё Сид Ахмет говорит вот что: он-де стоит на том, что шутники были так же безумны, как и те, над кем они шутки шутили, ибо страсть, с какою герцог и герцогиня предавались вышучиванию {{comment|двух сумасбродов|Дон Кихота и Санчо Пансы}}, показывала, что у них у самих не все дома.|Автор=|Комментарий=LXX|Оригинал=}}
 
{{Q|— Поздравьте меня, дорогие мои: я уже не Дон Кихот Ламанчский, а Алонсо Кихано, за свой нрав и обычай прозванный ''Добрым''. Ныне я враг Амадиса Галльского и тьмы-тьмущей его потомков, ныне мне претят богомерзкие книги о странствующем рыцарстве, ныне я уразумел свое недомыслие, уразумел, сколь пагубно эти книги на меня повлияли, ныне я по милости божией научен горьким опытом и предаю их проклятию.