Иван Сергеевич Тургенев: различия между версиями

+1
(+1)
{{Q|Наша жизнь не от нас зависит; но у нас у всех есть один [[якорь]], с которого, если сам не захочешь, никогда не сорвёшься: чувство [[долг]]а.|Комментарий=[[:s:Яков Пасынков (Тургенев)|«Яков Пасынков»]], 1855}}
{{Q|Видно, наши недостатки растут на одной почве с нашими достоинствами, и трудно вырвать одни, пощадив другие.|Комментарий=[[:s:Несколько слов о новой комедии г. Островского «Бедная невеста» (Тургенев)|Несколько слов о новой комедии г. Островского «Бедная невеста»]], 1851}}
{{Q|Играйте, [[веселье|веселитесь]], растите, [[молодость|молодые]] силы, жизнь у вас впереди, и вам легче будет жить: вам не придётся, как нам, отыскивать свою [[дорога|дорогу]], [[борьба|бороться]], падать и вставать среди мрака; мы хлопотали о том, как бы уцелеть — и сколько из нас не уцелело! — а вам надобно [[дело]] делать, [[работа]]ть, и благословение нашего [[брат]]а, [[старик]]а, будет с вами. А мне, после [[сегодня]]шнего дня, после этих ощущений, остаётся отдать вам последний поклон — и, хотя с [[печаль]]ю, но без [[зависть|зависти]], безо всяких тёмных [[чувство|чувств]], сказать, в виду конца, в виду ожидающего [[Бог]]а: «Здравствуй, [[одиночество|одинокая]] [[старость]]! Догорай, бесполезная жизнь!»|Комментарий=«[[Дворянское гнездо]]», 1859}}
{{Q|Впрочем, приехавши в [[деревня|деревню]] вместе с [[брат]]ом и [[племянник]]ом, она скоро успокоилась. В доме точно произошли некоторые перемены: приживальщики и тунеядцы подверглись немедленному изгнанию; в числе их пострадали две старухи, одна — слепая, другая — разбитая параличом, да ещё дряхлый [[майор]] очаковских времен, которого, по причине его действительно замечательной жадности, кормили одним чёрным [[хлеб]]ом да [[чечевица|чечевицей]].|Комментарий=«[[Дворянское гнездо]]»}}
{{Q|Мы сами на своём веку, в наших странствованиях, видали людей, умирающих за столь же мало существующую Дульцинею или за грубое и часто грязное нечто, в котором они видели осуществление своего идеала и превращение которого они также приписывали влиянию злых, — мы чуть было не сказали: [[волшебник]]ов — [[зло|злых]] случайностей и личностей. Мы видели их, и когда переведутся такие люди, пускай закроется навсегда [[книга]] [[история|истории]]! в ней нечего будет [[чтение|читать]].|Комментарий=[[:s:Гамлет и Дон-Кихот (Тургенев)|«Гамлет и Дон-Кихот»]], 1860}}
{{Q|[[Природа]] не [[храм]], а мастерская, и [[человек]] в ней работник.|Комментарий=[[:s:Отцы и дети (Тургенев)/Глава 9|Отцы и дети]], 1862}}
{{Q|Старая штука [[смерть]], а каждому внове.|Комментарий=[[:s:Отцы и дети (Тургенев)/Глава 27|«Отцы и дети»]], 1862}}
{{Q|Древние [[греки]] не даром говорили, что последний и высший дар богов человеку — чувство меры.|Комментарий=[[:s:Литературный вечер у П. А. Плетнёва (Тургенев)|«Литературный вечер у П.А.Плетнёва»]], 1869}}
{{Q|Я не думаю, чтобы моё [[западничество]] лишило меня всякого сочувствия к русской жизни, всякого понимания её особенностей и нужд.|Комментарий=«[[s:Вместо вступления (Тургенев)|Вместо вступления]]», 1869}}
{{Q|Санин отвесил четверть фунта, отыскал бумажку, сделал из неё рожок, завернул [[лепёшка|лепёшки]], просыпал их, завернул опять, опять просыпал, отдал их, наконец, получил [[деньги]]... Парень глядел на него с [[изумление]]м, переминая свою шапку на желудке, а в соседней комнате Джемма, зажав рот, [[смерть|помирала]] со [[смех]]у. Не успел этот [[покупатель]] удалиться, как явился другой, потом третий ...«А видно, рука у меня легкая!» — подумал Санин. Второй потребовал стакан [[оршад]]у, третий — полфунта [[конфета|конфект]]. Санин удовлетворил их, с [[азарт]]ом стуча ложечками, передвигая блюдечки и лихо запуская пальцы в ящики и банки. При расчёте оказалось, что оршад он продешевил, а за конфекты взял два крейсера лишних. Джемма не переставала смеяться втихомолку, да и сам Санин ощущал [[веселье|весёлость]] необычайную, какое-то особенно [[счастье|счастливое]] настроение [[дух]]а. Казалось, век стоял бы он так за прилавком да торговал бы конфектами и оршадом, между тем как то милое существо смотрит на него из-за двери дружелюбно-насмешливыми глазами, а летнее солнце, пробиваясь сквозь мощную листву растущих перед окнами [[каштан]]ов, наполняет всю комнату зеленоватым [[золото]]м полуденных лучей, полуденных теней, и [[сердце]] нежится сладкой истомой [[лень|лени]], беспечности и [[молодость|молодости]] — молодости первоначальной!<ref>Тургенев И.С. Собрание сочинений. Москва, «Наука», 1954 г.</ref>|Комментарий=«Вешние воды», 1872}}
{{Q|О чём бы ни молился человек — он [[молиться|молится]] о [[чудо|чуде]]. Всякая [[молитва]] сводится на следующую: «Великий боже, сделай, чтобы дважды два — не было четыре!»<...>
44

правки