Николай Васильевич Гоголь: различия между версиями

Нет описания правки
 
{{Q|...Я принялся за [[Мёртвые души|«Мертвых душ]]», которых было начал в [[Петербург]]е. Всё начатое переделал я вновь, обдумал более весь план и теперь веду его спокойно, как летопись. <...> Если совершу это творение так, как нуж<но> его совершить, то… какой огромный, какой оригинальный сюжет! Какая разнообразная куча! Вся [[Русь]] явится в нем! Это будет первая моя порядочная вещь, вещь, которая вынесет мое имя.
<...> Мне совершенно кажется, как будто я в России: передо мною все наши, наши помещики, наши чиновники, наши офицеры, наши мужики, наши избы, словом вся православная Русь. Мне даже смешно, как подумаю, что я пишу «Мертвых душ» в [[Париж]]е. Еще один [[w:Левиафан (Гоббс)|Левиафан]] затевается. Священная дрожь пробирает меня заранее, как подумаю о нем: слышу кое-что из него… божественные вкушу минуты… но… теперь я погружен весь в «Мертвые души». Огромно велико мое творение, и не скоро конец его. Еще восстанут против меня новые сословия и много разных господ; но что ж мне делать! Уже [[судьба]] моя враждовать с моими земляками. ''Терпенье!'' Кто-то незримый пишет передо мною могущественным жезлом. Знаю, что мое имя после меня будет счастливее меня, и потомки тех же земляков моих, может быть, с глазами влажными от слез, произнесут примирение моей тени.|Комментарий=Письмо В. А. Жуковскому. 12 ноября <н. ст. 1836. Париж.>}}
 
{{Q|Если бы вы знали, с какою радостью я бросил [[Швейцария|Швейцарию]] и полетел в мою душеньку, в мою красавицу [[Италия|Италию]]. Она моя! Никто в мире ее не отнимет у меня! Я родился здесь. Россия, Петербург, снега, подлецы, департамент, кафедра, театр — всё это мне снилось. Я проснулся опять на родине...|Комментарий=Письмо В. А. Жуковскому. 30 октября 1837, Рим.}}