Финансист (роман): различия между версиями

Нет описания правки
 
{{Q
| Цитата = Родители обычно уверены, что они отлично знают своих детей, и время только укрепляет их в этом заблуждении. Ничего дурного до сих пор не случилось, ничего не случится и впредь. Они видят их каждый день, но видят затуманенными любовью глазами. Ослепленные этой любовью, они убеждены, что видят своих детей насквозь и что те, как бы они ни были привлекательны, безусловно, застрахованы от всяких соблазнов. Мэри — хорошая девушка, правда немного взбалмошная, но какая может с ней приключиться беда? Джон — прямодушный, целеустремленный юноша, — разве он способен поддаться злу? И какие душераздирающие стоны издает большинство родителей, когда случайно раскрывается печальная тайна их детей. «Мой Джон! Моя Мэри! Это невозможно!». Но это возможно. Весьма возможно. И даже очень вероятно. Многие родители, недостаточно опытные, недостаточно понимающие жизнь, озлобляются, становятся жестоки. Вспоминая нежность, затраченную на- детей, и все принесенные им жертвы, они чувствуют себя оскорбленнымиоскорблёнными. Одни вовсе падают духом перед лицом столь явной неустойчивости нашей жизни, перед лицом опасностей, которыми она изобилует, и загадочными процессами, совершающимися в душе человека. Другие — те, кому жизнь уже преподала суровые уроки, либо те, кто от природы одарен интуицией и проницательностью, относятся ко всем таким явлениям, как к неисповедимому таинству жизни, и, зная, что борьба здесь почти бесцельна, если возможна лишь скрытыми мерами, стараются не видеть худшего или примириться с ним на время, чтобы обдумать положение. Всякий мыслящий человек знает, что жизнь — неразрешимая загадка; остальные тешатся вздорными выдумками да еще попусту волнуются и выходят из себя.
| Автор =
| Оригинал = Parents are frequently inclined, because of a time-flattered sense of security, to take their children for granted. Nothing ever has happened, so nothing ever will happen. They see their children every day, and through the eyes of affection; and despite their natural charm and their own strong parental love, the children are apt to become not only commonplaces, but ineffably secure against evil. Mary is naturally a good girl--a little wild, but what harm can befall her? John is a straight-forward, steady-going boy--how could he get into trouble? The astonishment of most parents at the sudden accidental revelation of evil in connection with any of their children is almost invariably pathetic. «My John! My Mary! Impossible!» But it is possible. Very possible. Decidedly likely. Some, through lack of experience or understanding, or both, grow hard and bitter on the instant. They feel themselves astonishingly abased in the face of notable tenderness and sacrifice. Others collapse before the grave manifestation of the insecurity and uncertainty of life--the mystic chemistry of our being. Still others, taught roughly by life, or endowed with understanding or intuition, or both, see in this the latest manifestation of that incomprehensible chemistry which we call life and personality, and, knowing that it is quite vain to hope to gainsay it, save by greater subtlety, put the best face they can upon the matter and call a truce until they can think. We all know that life is unsolvable--we who think. The remainder imagine a vain thing, and are full of sound and fury signifying nothing.
Анонимный участник