Иван Сергеевич Тургенев: различия между версиями

3074 байта добавлено ,  4 года назад
(оформление)
 
{{Q|Конечно, такое заряжение шло медленнее, и когда Тургеневу приходилось поджидать меня, он всегда обзывал мои снаряды «[[сатана|сатанинскими]]». Помню однажды, как [[собака]] его подняла выводок [[тетерев]]ей, по которому он дал два промаха и который затем налетел на меня. Два моих выстрела были также неудачны навстречу летящему выводку, который расселся по низкому [[можжевельник]]у, между Тургеневым и мною. Что могло быть удачнее такой неудачи? Можно ли было выдумать что-либо великолепнее предстоящего поля? Стоило только поодиночке выбирать рассеявшихся тетеревей. Тургенев поспешно зарядил своё [[ружьё]], подозвав к ногам Бубульку, и кричал издали мне, торопливо заряжавшему ружьё: «Опять эти сатанинские снаряды! Да не отпускайте свою собаку! Не давайте ей слоняться! Ведь она может наткнуться на тетеревей, и тогда придётся себе опять кишки рвать». |Автор=[[Афанасий Афанасьевич Фет|Афанасий Фет]], «Мои воспоминания», 1890}}
 
{{Q|Боже мой! Что за роскошь «[[Отцы и дети]]»! Просто хоть караул кричи. Болезнь Базарова сделана так сильно, что я ослабел и было такое чувство, как будто я заразился от него. А конец Базарова? А старички? А Кукшина? Это чёрт знает как сделано. Просто гениально. «Накануне» мне не нравится всё, кроме отца Елены и финала. Финал этот полон трагизма. Очень хороша «Собака»: тут язык удивительный. Прочтите, пожалуйста, если забыли. «[[Ася (повесть)|Ася]]» мила, «Затишье» скомкано и не удовлетворяет. «[[Дым (Тургенев)|Дым]]» мне не нравится совсем. «[[Дворянское гнездо]]» слабее «Отцов и детей», но финал тоже похож на чудо. Кроме старушки в Базарове, т. е. матери Евгения и вообще матерей, особенно светских барынь, к<ото>рые все, впрочем, похожи одна на другую (мать Лизы, мать Елены), да матери Лаврецкого, бывшей крепостной, да еще простых баб, все женщины и девицы Тургенева невыносимы своей деланностью и, простите, фальшью. Лиза, Елена — это не русские девицы, а какие-то Пифии, вещающие, изобилующие претензиями не по чину. Ирина в «Дыме», Одинцова в «От<цах> и детях», вообще львицы, жгучие, аппетитные, ненасытные, чего-то ищущие — все они чепуха. Как вспомнишь толстовскую [[Анна Каренина|Анну Каренину]], то все эти тургеневские барыни со своими соблазнительными плечами летят к чёрту. Женские отрицательные типы, где Тургенев слегка карикатурит (Кукшина) или шутит (описание балов), нарисованы замечательно и удались ему до такой степени, что, как говорится, комар носа не подточит. Описания природы хороши, но... чувствую, что мы уже отвыкаем от описаний такого рода и что нужно что-то другое.<ref>[http://feb-web.ru/feb/chekhov/texts/sp0/pi5/pi5-173-.htm Письмо А. С. Суворину 24 февраля 1893 г.]</ref>|Автор=[[Антон Чехов]]|Комментарий=}}
 
{{Q|Кончил перечитывание двух [[рассказ]]ов Тургенева. Мастерство изумительное, но в общем читал равнодушно — исключение некот. страницы. Кое-что (почти всё, вернее) читал как новое ''так забывается'' Тургенев. Одно «Полесье» почти всё по настоящему прекрасно. Почти во всех рассказах, — да, кажется, даже во всех, — редкое [[богатство]] совершенно своих, удивительных по меткости определений чувств и мыслей, лиц и предметов.|Автор=[[Иван Алексеевич Бунин|Иван Бунин]], «[[Устами Буниных#Устами Буниных. Том III|Устами Буниных]]», 1940}}