Бирючина: различия между версиями

21 байт добавлено ,  5 лет назад
м
→‎Бирючина в прозе: и здесь тоже
(→‎Бирючина в прозе: спасибо фазилю)
м (→‎Бирючина в прозе: и здесь тоже)
[[Файл:Ligustrum sinense penjing JB.jpg|thumb|290px|<center>[[:w:Бирючина китайская|Бирючина китайская]] <small>([[бонсай]])</small>]]
{{Q|Корни, корни чего-то зелёного в памяти, корни пахучих растений, корни воспоминаний, способны проходить большие расстояния, преодолевая некоторые препятствия, проникая сквозь другие, пользуясь каждой трещиной. Так эти сады и парки шли с нами через Европу: гравистые дорожки собирались в кружок, чтобы смотреть, как ты нагибалась за [[мяч]]ом, ушедшим под бирючину, но там, на тёмной сырой земле ничего не было кроме пробитого, лиловатого, автобусного билетика.<ref>''[[Владимир Владимирович Набоков|Владимир Набоков]]''. «[[Другие берега]]». — М.: Книжная палата, 1988 г.</ref>|Автор=[[Владимир Владимирович Набоков|Владимир Набоков]], «[[Другие берега]]», 1954}}
 
{{Q|Облака, целых два дня кроившие и перекраивавшие [[небо]], так и не сумев его обложить, куда-то скрылись. Так кончается ничем, подумал Кязым, всякое слишком затянувшееся дело. Луны ещё не было, но белые камни верхнечегемской дороги посвечивали в темноте. Косогор над дорогой темнел зарослями бирючины, [[ежевика|ежевики]], держидерева. В темени кустов, как странные призраки допотопных животных, серели огромные валуны. Оттуда доносилась песнь [[цикады|цикад]]. Язык вселенского безмолвия и грусть вечности угадывались в покорном тиканье цикад, тогда как далекий лай собак напоминал о тепле человеческого жилья, об уюте временной радости жизни.<ref>''[[Фазиль Абдулович Искандер|Ф.А. Искандер]]''. «Сандро из Чегема». Кн. 2. — М.: «Московский рабочий», 1989 г.</ref>|Автор=[[Фазиль Абдулович Искандер|Фазиль Искандер]], «[[Сандро из Чегема]]», 1989}}
 
{{Q|[[:w:Год (биология)|Род]] насчитывает 30 видов, из которых три дико растут в [[СССР]]. Листопадные или вечнозелёные кустарники или небольшие деревья. Листья простые, цельные, расположение супротивное. Цветки обоеполые, мелкие, собраны в верхушечных метёлках. Плод — [[:w:Костянка|костянка]]. Хорошо переносит [[город]]ские условия. Дымо- и газоустойчива. Засухоустойчива. Листопадные виды довольно зимостойки. Теневынослива. К почвенным условиям не требовательна. Многие виды весьма декоративны в период цветения и плодоношения. Прекрасно формируется и широко используется в озеленении для создания бордюров, живых изгородей и стриженых форм. Рекомендуется также для посадки небольшими группами и отдельными растениями, особенно формы с листвой, имеющей пёструю, золотистую или другую декоративную окраску. <...> ''<Бирючина обыкновенная>'' довольно морозостойка, но в [[Москва|Москве]] концы побегов ежегодно обмерзают. Известно много декоративных форм, из которых особую ценность представляют формы с пёстрой окраской листвы.<ref>''В.С.Холявко, Д.А.Глоба-Михайленко'', «Дендрология и основы зелёного строительства». — М., «Высшая школа», 1980 г., тир. 40 000. — стр.53.</ref>|Автор= Виктор Холявко, Дмитрий Глоба-Михайленко, «Дендрология», 1979}}
 
{{Q|Облака, целых два дня кроившие и перекраивавшие [[небо]], так и не сумев его обложить, куда-то скрылись. Так кончается ничем, подумал Кязым, всякое слишком затянувшееся дело. Луны ещё не было, но белые камни верхнечегемской дороги посвечивали в темноте. Косогор над дорогой темнел зарослями бирючины, [[ежевика|ежевики]], держидерева. В темени кустов, как странные призраки допотопных [[животное|животных]], серели огромные валуны. Оттуда доносилась песнь [[цикады|цикад]]. Язык вселенского безмолвия и грусть вечности угадывались в покорном тиканье цикад, тогда как далекий лай собак напоминал о тепле человеческого жилья, об уюте временной радости жизни.<ref>''[[Фазиль Абдулович Искандер|Ф.А. Искандер]]''. «Сандро из Чегема». Кн. 2. — М.: «Московский рабочий», 1989 г.</ref>|Автор=[[Фазиль Абдулович Искандер|Фазиль Искандер]], «[[Сандро из Чегема]]», 1989}}
 
== Бирючина в поэзии ==