Осип Эмильевич Мандельштам: различия между версиями

→‎Цитаты прозаические: О природе слова + оформление
(ещё немного)
(→‎Цитаты прозаические: О природе слова + оформление)
 
== Цитаты прозаические ==
* {{Q|Когда я умру потомки спросят моих современников: "«Понимали ли вы стихи Мандельштама?"» - "«Нет, мы не понимали его стихов".» — "«Кормили ли вы Мандельштама, давали ли ему кров?"» - "«Да, мы кормили Мандельштама, мы давали ему кров".» - "«Тогда вы прощены".»}}
 
{{Q|[[Европа]] без филологии — даже не [[Америка]]; это — [[цивилизация|цивилизованная]] Сахара, мерзость запустения. По-прежнему будут стоять европейские кремли и акрополи, готические [[город]]а, [[собор]]ы, похожие на [[лес]]а, и куполообразные сферические [[храм]]ы, но [[люди]] будут смотреть на них, не понимая их, с бессмысленным [[испуг]]ом недоуменно спрашивая, какая [[сила]] их возвела и какая [[кровь]] течёт в жилах окружающей их мощной [[архитектура|архитектуры]].
* [[Цитата]] не есть выписка. Цитата есть цикада. Неумолкаемость ей свойственна. Вцепившись в воздух, она его не отпускает.
Да что говорить! Америка лучше этой, пока что умопостигаемой, Европы. Америка, растратив свой филологический запас, вывезенный из Европы, как бы ошалела и призадумалась и вдруг завела свою собственную филологию, откуда-то выкопала Уитмена, и он, как новый Адам, стал давать имена [[вещь|вещам]], дал образец первобытной, номенклатурной поэзии, под стать самому [[Гомер]]у.<ref>''Мандельштам О.Э.'' Слово и культура. Москва, «Советский писатель», 1987 г.</ref>|Автор=«О природе слова», 1922}}
:::''(Из [[s:Разговор о Данте/II|«Разговора о Данте»,II, 1933]])''
 
* В [[поэзия|поэзии]], в пластике и вообще в [[искусство|искусстве]] нет готовых вещей. ''(Из [[s:Разговор о Данте/V|«Разговора о Данте», V, 1933]])''
 
*Густота [[виолончель]]ного тембра лучше всего приспособлена для передачи ожидания и мучительного нетерпения. В мире не существует силы, которая могла бы ускорить движение меда, текущего из наклоненной склянки. Поэтому виолончель могла сложиться и оформиться только тогда, когда европейский анализ времени достиг достаточных успехов, когда были преодолены бездумные солнечные часы и бывший наблюдатель теневой палочки, передвигающейся по римским цифрам на песке, превратился в страстного соучастника дифференциальной муки и в страстотерпца бесконечно малых. Виолончель задерживает [[звук]], как бы она ни спешила. Спросите у [[Брамс]]а — он это знает. Спросите у [[Данте]] — он это слышал. ''(Из [[s:Разговор о Данте/VII|«Разговора о Данте», VII, 1933]])''
 
{{Q|То запах свежей убоины мускусом и [[здоровье]]м ударяет в голову ― запах животных трупов, ― не страшный, потому что мы не хотим понимать его значение; то квадратный запах дублёной кожи, запах ярма и [[труд]]а, ― и тот же, но смягчённый и плутоватый запах сапожного товара; то метёлочками [[петрушка|петрушки]] и [[сельдерей|сельдерея]] щекочущий невинный запах зеленных рядов, сытый и круглый запах рядов молочных.<ref name="Осип">''О.Э. Мандельштам''. Проза. — М.: Вагриус, 2000 г.</ref>|Автор=«Сухаревка», 1923}}
{{Q|Эрмитажные [[воробей|воробьи]] щебетали о барбизонском солнце, о пленэрной [[живопись|живописи]], о колорите, подобном [[шпинат]]у с гренками, ― одним словом, обо всём, чего не хватает мрачно-фламандскому [[Эрмитаж]]у.<ref name="Осип"></ref>|Автор=«Египетская марка», 1927}}
 
* {{Q|[[Цитата]] не есть выписка. Цитата есть цикада. Неумолкаемость ей свойственна. Вцепившись в воздух, она его не отпускает.|Автор=из [[s:Разговор о Данте/II|«Разговора о Данте»,II, 1933]]}}
* Чего ты жалуешься, [[поэзия|поэзию]] уважают только у нас — за неё убивают. Ведь больше нигде за поэзию не убивают...
 
:::''(Слова, сказанные жене – Н. Я. Мандельштам:Воспоминания, книга 1 [http://zhurnal.lib.ru/l/lewashow_e_w/1zip.shtml см. ссылку])''
* {{Q|В [[поэзия|поэзии]], в пластике и вообще в [[искусство|искусстве]] нет готовых вещей. ''(Из|Автор=из [[s:Разговор о Данте/V|«Разговора о Данте», V, 1933]])''}}
 
*{{Q|Густота [[виолончель]]ного тембра лучше всего приспособлена для передачи ожидания и мучительного нетерпения. В мире не существует силы, которая могла бы ускорить движение меда, текущего из наклоненной склянки. Поэтому виолончель могла сложиться и оформиться только тогда, когда европейский анализ времени достиг достаточных успехов, когда были преодолены бездумные солнечные часы и бывший наблюдатель теневой палочки, передвигающейся по римским цифрам на песке, превратился в страстного соучастника дифференциальной муки и в страстотерпца бесконечно малых. Виолончель задерживает [[звук]], как бы она ни спешила. Спросите у [[Брамс]]а — он это знает. Спросите у [[Данте]] — он это слышал. ''(Из|Автор=из [[s:Разговор о Данте/VII|«Разговора о Данте», VII, 1933]])''}}
 
* {{Q|Чего ты жалуешься, [[поэзия|поэзию]] уважают только у нас — за неё убивают. Ведь больше нигде за поэзию не убивают...|Комментарий=(Слова, сказанные жене – Н. Я. Мандельштам:Воспоминания, книга 1 [http://zhurnal.lib.ru/l/lewashow_e_w/1zip.shtml см. ссылку])}}
 
== Источники ==