Михаил Михайлович Пришвин: различия между версиями

→‎Цитаты из разных произведений: пора бы уже отдельные статьи делать, по повестям
(→‎Цитаты о Пришвине: и ещё две - о Горьком и вожде народа)
(→‎Цитаты из разных произведений: пора бы уже отдельные статьи делать, по повестям)
 
{{Q|На рассвете дня и на рассвете года всё равно: опушка [[лес]]а является убежищем жизни. [[Солнце]] встаёт, и куда только ни попадёт луч, ― везде всё просыпается, а там внизу, в тёмных глубоких овражных местах, наверное, спят часов до семи. У края опушки [[лён]] с вершок ростом и во льну ― [[хвощ]]. Что это за диво восточное ― хвощ-минарет, в росе, в лучах восходящего солнца! <...> Когда обсохли хвощи, [[стрекоза|стрекозы]] стали сторожкими и особенно тени боятся…<ref name="Пришвин"></ref>|Автор=«Лесная капель», 1943}}
 
{{Q|Поздней [[осень]]ю бывает иногда совсем как ранней весной там белый снег, там чёрная земля. Только весной из проталин пахнет землёй, а осенью [[снег]]ом. Так непременно бывает: мы привыкаем к снегу зимой, и весной нам пахнет земля, а [[лето]]м принюхаемся к земле, и поздней осенью пахнет нам снегом. Редко бывает, проглянет солнце на какой-нибудь час, но зато какая же это [[радость]]! Тогда большое удовольствие доставляет нам какой-нибудь десяток уже замерзших, но уцелевших от бурь листьев на [[ива|иве]] или очень маленький голубой цветок под ногой. Наклоняюсь к голубому цветку и с удивлением узнаю в нём Ивана: это один Иван остался от прежнего двойного цветка, всем известного [[Иван-да-марья|Ивана-да-Марьи]]. По правде говоря, Иван не настоящий [[цветок]]. Он сложен из очень мелких кудрявых [[лист]]иков, и только цвет его фиолетовый, за то его и называют цветком. Настоящий цветок с пестиками и тычинками только жёлтая Марья. Это от Марьи упали на эту осеннюю землю [[семена]], чтобы в новом году опять покрыть землю Иванами и Марьями. Дело Марьи много труднее, вот, верно, потому она и опала раньше Ивана. Но мне нравится, что Иван перенес [[мороз]]ы и даже заголубел.<ref name="Пришвин"></ref>|Автор=«Лесная капель», 1943}}
 
{{Q|Лет двести тому назад ветер-сеятель принёс два семечка в Блудово болото: семя [[сосна|сосны]] и семя [[ель|ели]]. Оба семечка легли в одну ямку возле большого плоского [[камень|камня]]. С тех пор уже лет, может быть, двести эти ель и сосна вместе растут. Их корни с малолетства сплелись, их стволы тянулись вверх рядом к [[свет]]у, стараясь обогнать друг друга. Деревья разных пород боролись между собой корнями за питание, сучьями — за [[воздух]] и свет. Поднимаясь всё выше, толстея [[ствол]]ами, они впивались сухими сучьями в живые стволы и местами насквозь прокололи друг друга.<ref name="Пришвин"></ref>|Комментарий=«Кладовая солнца», 1945}}