Дон-Аминадо: различия между версиями

3612 байт добавлено ,  7 лет назад
[досмотренная версия][досмотренная версия]
(→‎Цитаты из произведений: ещё Поезд на третьем пути)
 
== Цитаты из произведений ==
{{Q|Последним аккордом в этом состязании [[Москва|московских]] амазонок была жеманная поэзия [[Вера Инбер|Веры Инбер]], воспевавшей несуществующий [[абсент]], парижские таверны, и каких-то выдуманных грумов, которых звали Джимми, Тэдди и Вилли. На настоящий Парнас её ещё не пускали, и на большую дорогу она вышла позже, дождавшись новой аудитории, новых вождей, и «новых [[песня|песен]] на заре». Никаких звёздных путей она не искала, но, обладая несомненной одарённостью, писала манерные и не лишенные известной прелести [[стихи]], в которых над всеми чувствами царили чувство [[юмор]]а и чувство [[ритм]]а. Миниатюрная, хрупкая, внешне ни в какой мере неубедительная, ― недоброжелатели называли её рыжиком, поклонники ― златокудрой, ― она, помимо всего, обладала замечательной дикцией и знала толк в подчёркиваниях и ударениях. Читая свои стихи, она слегка раскачивалась из стороны в сторону, сопровождая каждую цензуру притоптыванием маленькой ноги в лакированной туфельке. В стихах чувствовались пружины, рессоры, покачивания шарабана, который назывался кэбом. Милый, милый Вилли! Милый Вилли! Расскажите мне без долгих дум ― Вы кого-нибудь когда-нибудь любили, Вилли-Грум?!... Вилли бросил вожжи… Кочки. Кручи… Кэб перевернулся… сделал бум! Ах, какой вы скверный, скверный кучер, Вилли-Грум! Не прошло и года, как Вера Инбер сразу повзрослела. Побывав в [[Кремль|Кремле]] у [[Лев Троцкий|Льва Троцкого]], вождя красной армии и любителя жеманных стихов, она так, одним взмахом послушного перышка и написала: Ни колебания. Ни уклона. Одна лишь дума на челе. Четыре грозных [[телефон]]а Пред ним сияют на столе…<ref name="Поезд">''Дон-Аминадо''. «Поезд на третьем пути». — М.:Москва, «Книга», 1991 г.</ref>|Автор=«Поезд на третьем пути», 1954}}
 
{{Q|Ещё один постоянный отдел «Произведения молодых авторов», где дочь [[Бальмонт|поэта]] Мирра Бальмонт, 13 лет от роду, писала с величайшей и многообещающий простотой:
::::::Связку белых венчальных цветов
::::::Я искал для [[невеста|невесты]] моей.
::::::Но нашёл я лишь чёрный [[тюльпан]],
::::::Не нашёл я [[цветок|цветка]] ей белей…белей... — После этого «чёрного тюльпана» редакция стала смотреть в оба, и уже никакие просьбы и ходатайства [[отец|отцов]] и [[мать|матерей]] не могли поколебать принятого за правило решения.<ref name="Поезд" />|Автор=[[Дон Аминадо]], «Поезд на третьем пути», 1954}}
 
{{Q|А ведь вот, от [[Иван Алексеевич Бунин|Ивана Алексеевича Бунина]] никто ничего не требовал.
Ни бледного [[мрамор]]ного чела, ни олимпийского сияния.
[[Проза]] его была [[целомудрие|целомудренна]], горячей [[мысль]]ю выношена, [[сердце|сердечным]] холодом охлаждена, беспощадным лезвием отточена.
Всё воедино собрано, всё лишнее отброшено, в жертву прекрасному принесено красивое, и вплоть до запятых ― ни позы, ни [[ложь|лжи]].
Не случайно, и не без горечи и [[зависть|зависти]], уронил [[Александр Иванович Куприн|Куприн]]:
― Он, как чистый [[спирт]] в девяносто градусов; его, чтоб пить, надо ещё во как [[вода|водой]] разбавить!
Но Брюсов, помилуйте! ― Цевницы, гробницы, наложницы, наяды и сирены, козлоногие фавны, кентавры, отравительницы колодцев, суккубы, в каждой строке [[грехопадение]], в каждом четверостишии свальный [[грех]], ― и всё пифии, пифии, пифии...
А ведь какой [[успех]], какое поклонение, какие толпы [[ученик]]ов, перипатетиков, обожателей, подражателей и молодых эротоманов, не говоря уже о вечных спутницах, об этих самых «молодых девушках, не лишённых дарования», писавших письма [[бисер]]ным [[почерк]]ом и на четырёх страницах, просивших принять, выслушать, по[[совет]]овать и, если можно, позволить принести тетрадку стихов о любви и самоубийстве...
Одна из самых талантливых. [[Надежда Григорьевна Львова|Надежда Львова]], не только добилась совета и высокого покровительства, но, исчерпав всю гамму авторских [[надежда|надежд]], которым в какой-то мере суждено было осуществиться, проникновенно и поздно [[понимание|поняла]], что человеческие и женские [[иллюзия|иллюзии]] не осуществляются никогда.
Что-то было непоправимо [[оскорбление|оскорблено]] и попрано.
В расцвете лет она покончила с собой, книжка стихов, которая называлась «Вечная сказка», вышла вторым посмертным изданием.
О молодой [[жертва|жертве]] поговорили сначала [[шёпот]]ом, потом всё громче и откровеннее.
Потом наступило молчание.
Потом пришло и [[забвение]].<ref name="Поезд" />|Автор=«Поезд на третьем пути», 1954}}
 
== Источники ==