Валерий Яковлевич Брюсов: различия между версиями

→‎Цитаты: Владислав Ходасевич «Брюсов»
(→‎в прозе: огненный ангел - позже нужно сделать отдельную статью)
(→‎Цитаты: Владислав Ходасевич «Брюсов»)
Вкруг [[алтарь|алтарей]] из [[электричество|электричества]],
Вонзивших копья в [[небосвод]]!»|Автор=«Вечерний прилив»}}
 
== О Брюсове ==
{{Q|[[Литература]] ему представлялась безжалостным [[божество]]м, вечно требующим крови. Она для него олицетворялась в [[учебник]]е [[история|истории]] литературы. Такому [[наука|научному]] кирпичу он способен был поклоняться, как священному камню, олицетворению Митры. В [[декабрь|декабре]] 1903 года, в тот самый день, когда ему исполнилось тридцать лет, он сказал мне буквально так:
― Я хочу жить, чтобы в истории всеобщей литературы обо мне было две строчки. И они будут.
Однажды [[покойный|покойная]] поэтесса [[Надежда Григорьевна Львова|Надежда Львова]] сказала ему о каких-то его стихах, что они ей не нравятся. Брюсов оскалился своей, столь памятной многим, ласково ― [[зло]]й улыбкой и отвечал:
― А вот их будут учить наизусть в [[гимназия]]х, а таких девочек, как вы, будут наказывать, если плохо выучат.
«Нерукотворного» [[памятник]]а в человеческих сердцах он не хотел. «В века», на зло им, хотел врезаться: двумя строчками в истории литературы (чёрным по белому), плачем ребят, [[наказание|наказанных]] за незнание Брюсова, и ― [[бронза|бронзовым]] истуканом на родимом [[w:Цветной бульвар|Цветном бульваре]].<ref name="Ходас">''[[Владислав Фелицианович Ходасевич|Ходасевич В.Ф.]]'' «Колеблемый треножник: Избранное» /Под общей редакцией [[[[w:Богомолов, Николай Алексеевич||Н.А. Богомолова]] Сост. и подгот. текста В.Г. Перельмутера./ Москва, «Советский писатель», 1990 г.</ref>|Автор=[[Владислав Фелицианович Ходасевич|Владислав Ходасевич]], «Брюсов», 1924}}
 
== Источники ==