Владимир Евгеньевич Жаботинский: различия между версиями

→‎О мире и о себе: Моё родословие
[досмотренная версия][досмотренная версия]
(→‎О еврейском народе: программная работа 1904 года)
(→‎О мире и о себе: Моё родословие)
 
{{Q|Цену тамошней сыскной [[полиция|полиции]] мы знаем, но [[арабы|по-арабски]] она понимает и записывать умеет. Гораздо вероятней, что записала она его первое показание именно так, как он говорил: как рассказывал [[человек]] о событии, которое произошло 6 месяцев тому назад, а не так, как он повторяет [[вчера]] только заученный [[урок]]. Но теперь, когда за Абдул Меджида кто-то взялся за кулисами, кому неудобны именно эти [[ляпсус]]ы, чересчур непохожие на «заученный [[урок]]» — теперь ему велели попытаться исправить эту [[ошибка|ошибку]], свалив [[вина|вину]] хотя бы на полицию. |Автор=«Шакалы и моллюски»}}
 
{{Q|Среди моих многочисленных знакомых был только один, чей [[отец]] тоже родился в [[Одесса|Одессе]]: поистине, нет [[благородство|благородства]] без традиции и без трагедии. Город эфемерный, как [[клещевина]] пророка Ионы, и всё, что произрастает в нём, — материальное, нравственное, общественное — тоже Ионова клещевина, преходящий случай, остро́та, авантюра. [[Правда]], конечно, дело почтенное, но и [[ложь]] не [[преступление]], ибо ведь и у собеседника есть кипучее, гибкое, мгновенно вспыхивающее [[воображение]].|Автор=«[[:s:Повесть моих дней (Жаботинский)/Мое родословие|Повесть моих дней]]», «Моё родословие», 1939}}
 
== Цитаты из повестей и рассказов ==