Опунция: различия между версиями

360 байт добавлено ,  6 лет назад
м (→‎См. также: новая)
(→‎Опунция в прозе: американец)
{{Q|Самые тщательные, дорогие и самые утомительные [[эксперимент]]ы, которые я когда-либо предпринимал в своей [[жизнь|жизни]], были проделаны над кактусом. Я раздобыл себе более шестисот различных сортов кактусов, которые я посадил и за которыми наблюдал. В общей сложности я потратил на эту работу более шестнадцати лет... Моя [[кожа]] походила на подушку для [[иголка|иголок]], столько из неё торчало колючек... Иногда у меня на руках и [[лицо|лице]] было их так много, что я должен был среза́ть их бритвой или соскабливать наждачной бумагой... Мне пришлось иметь дело с глубоко укоренившейся особенностью кактуса, почти такой же древней, как и само [[растение]], потому что оно должно было с самого начала покрыться этим предохранительным панцирем, чтобы не оказаться [[жертва|жертвой]] ищущих [[пища|пищи]] животных. Моя [[работа]] подвигалась лишь медленно, и я терпел много [[поражение|поражений]]... Наконец мне удалось вывести кактус без колючек.<ref group="комм.">Более шестнадцати лет американский ботаник [[Лютер Бербанк]] потратил на селекцию [[кактус]]а без колючек: опунции бербанка, которая должна была идти в корм скоту. Экономическое значение этого [[эксперимент]]а трудно было переоценить. Однако после достижения положительного результата селекции история с кормовой опунцией превратилась в [[детектив]], почти трагический, точный сюжет которого неизвестен, однако результат — ярко отрицательный.</ref> Пока [[растение]] получается с помощью отводков, сохраняются признаки получаемого нового вида, но даже у этой разновидности бывают «рецидивы», когда растение выводится из [[семена|семян]]; на этот кактус нельзя положиться. Быть может, потребуются сотни поколений, пока кактус не будет больше [[дума]]ть о колючках при образовании семян.<ref name = "Как"></ref>{{rp|62-63}}|Автор=[[Лютер Бербанк]], из книги «Жатва жизни», 1926}}
 
{{Q|Закрыв за собой дверь, он закурил и с лёгкой [[улыбка|улыбкой]] прочитал отчёркнутую кем-то фразу английского [[ботаника]]: «Кактусы мужественны и терпеливы: они умирают стоя».<ref group="комм.">Здесь в тексте [[Юрий Павлович Герман|Юрия Германа]] вкралась небольшая ошибка. Он называет [[Лютер Бёрбанк|Лютера Бёрбанка]] «английским ботаником», в то время как он — [[американец]].</ref> Володя, полулежа на кривоногом диванчике, читал английскую книгу о [[кактус]]ах, которую с превеликими трудами выписал из Москвы от знакомого Николая Федоровича. В комнате было жарко ― здесь топили, не жалея дров. <...> Ему не хотелось разговаривать. Великолепная фраза [[Лютер Бёрбанк|Бербанка]] о поразительной жизнестойкости всех этих опунций, [[мамиллярия|мамилярий]], [[цереус]]ов удивила и даже умилила его.
― [[Чёрт]] знает что! ― вслух размягчённым голосом произнёс он.
― Ты это о чём? Он прочитал цитату из Бербанка по-русски. Вера холодно и спокойно смотрела на него своими тёмными [[глаза]]ми.