Бук: различия между версиями

5149 байт добавлено ,  6 лет назад
→‎Бук в прозе: самая главная буковая цитата, — спасибо Маркову
(→‎Бук в стихах: Дельвиг, Майков, -- буки и буки)
(→‎Бук в прозе: самая главная буковая цитата, — спасибо Маркову)
Бывало, идёт она с ними по саду и говорит:
— Вот посмотрите, детушки на этот бук — ему четыреста с лишком лет! — и сорвёт бабушка [[лист]]очек с этого бука и положит в свою старую с серебряными застёжками книгу, а в [[воскресенье]], после обедни, позовёт детей, раскроет страницу, на которой положен был буковый листочек, и видят [[дети]] всю долгую жизнь этого дерева — они видят, как оно растёт в лесу, потому что тогда ещё не было тут ни сада, ни дома, а через лес едут благородные рыцари и дамы, развеваются перья на шляпах дам, сидит на плече каждого рыцаря по [[сокол]]у, лают [[собака|собаки]], и всё это останавливается около бука, и начинается [[охота]]. Затем идут мимо него рыцари, но уже без дам и [[сокол]]ов, все они в блестящем вооружении, со знамёнами, с длинными копьями и с белой повязкой с чёрным [[крест]]ом на руке. Смотрят [[дети]], и воскресает перед ними вся старая-старая [[рыцарь|рыцарская]] история их [[родина|родины]].|Автор=[[Екатерина Вячеславовна Балобанова|Екатерина Балобанова]], «Бабушкин дом» <small>(Легенды о старинных замках Бретани)</small>, 1896}}
 
{{Q|В картинах и гравюрах Калама [[читатель]], наверное, не раз наслаждался необыкновенною игрою лесных теней на светло-серых [[пень|пнях]] и [[ствол]]ах самых капризных очертаний. Признаюсь, я не раз удивлялся, откуда брал Калам эти прекрасные, никогда мною невиданные стволы? Наконец, я нашёл ответ: в первый раз в жизни я въезжал в буковые [[лес]]а.
Нам, жителям [[ракита|ракитового]] царства, простительно незнакомство с этим весьма обыденным [[дерево]]м Европы.
После горячего голубого зноя сверху и раскалённого острого [[камень|камня]] внизу, вы вдруг вплываете незаметно в глубь тихого лесного моря… Вы движетесь среди невообразимых серых колоннад, охваченные кругом зелёною колыхающейся сеткою, равно необозримою… Высоко над вами и далеко вокруг вас дышат миллионы зелёных уст и мерцают миллионы золотых [[глаза|глаз]]… По стволам, по земле, по [[лист]]ве, по вас самих, бесшумно перепалзывает что-то дрожащее, мигающее и осеняющее. Тихо на мягком дне этого живущего [[море|моря]]…
Ковры сухих листьев выстлали широкие, покойные лощины, которые неглубокими чашами идут вниз и вверх от [[дорога|дороги]]. В этих мягких и безмолвных лощинах растут прекрасные [[деревья]], о которых я говорю.
Много есть на свете прекрасных деревьев, и много прекрасного есть в каждом дереве для человека, у которого есть орган для чувства прекрасного. В сфере этой деревенской [[красота|красоты]] не забудьте бука. Красота бука совсем оригинальная. Она почти вся в стволе, в пне. На Чатыр-даге есть буки в два или в три обхвата; они, наверное, помнят [[Генуя|генуэзцев]] и первых сподвижников [[Батый|Батыя]], если ещё не жили при таврах. Ствол таких [[старик]]ов особенно живописен: вам кажется, что целый букет стволов сросся вместе, перевившись и перепутавшись. Округлённые наплывы древесины, странные повороты и сочетания ветвей, толстых, как деревья, тёмные дупла, наконец, изгибы таких же толстых и таких же серых корней, которые со всех сторон лезут из земли, горбами и клубами, будто семья [[удав]]ов, придавленных землею — вот что преимущественно мне понравилось в буке. Почти всегда он растёт при глыбе дикого старого камня, с которым кажется нераздельным: так схож их цвет, стушёванный мохнатыми [[лишай|лишаями]], которыми тот и другой обильно обрастают, и так тесно обнимают [[камень]], врастая во все его трещины, жилистые корни. [[Лист]] бука самой простой формы, без вызубрин, без складок и вместе такой же железистый, как лист [[дуб]]а, вполне идёт к его мощному стволу. Кроны распростёрты густыми, широкими шатрами, высоко наверху, и маститые стволы стоят довольно редко друг от друга, всякий видный и доступный сам по себе, как подобает [[благородство|благородной]] расе. Оттого в буковом лесу вместе и очень тенисто, и видно далеко кругом…|Автор= [[:w:Марков, Евгений Львович|Евгений Марков]], «Очерки Крыма (Картины [[крым]]ской жизни, природы и истории)», 1902}}
 
{{Q|Увы! Через полчаса, когда взошло [[солнце]] и ярким пурпуром позолотило вершины гор, я должен был сознаться, что гении [[смерть|смерти]] оказались гениями насморка.