Лишайник: различия между версиями

21 байт добавлено ,  6 лет назад
м
→‎Лишайник в прозе: викификация
(→‎Лишайник в прозе: Очерки Крыма (лишайные))
м (→‎Лишайник в прозе: викификация)
Тут всё поражало крайним бесплодием. Две-три жалкие былинки, захиревшие и жёлтые, трепались у самого откоса на случайно попавшем сюда клочке землицы — и больше ничего. Со всех сторон нас встречали только чёрно-серые и чёрно-красные изломы камня, выстилавшего даже дно этого дикого ущелья.|Автор=[[Василий Иванович Немирович-Данченко|Василий Немирович-Данченко]], «Случайная встреча», 1902}}
 
{{Q|Округлённые наплывы древесины, странные повороты и сочетания ветвей, толстых, как [[деревья]], тёмные дупла, наконец, изгибы таких же толстых и таких же серых корней, которые со всех сторон лезут из земли, горбами и клубами, будто семья [[удав]]ов, придавленных землею — вот что преимущественно мне понравилось в [[бук]]е. Почти всегда он растёт при глыбе дикого старого камня, с которым кажется нераздельным: так схож их цвет, стушёванный мохнатыми лишаями, которыми тот и другой обильно обрастают, и так тесно обнимают [[камень]], врастая во все его трещины, жилистые корни.|Автор= [[:w:Марков, Евгений Львович|Евгений Марков]], «Очерки Крыма (Картины [[крым]]ской жизни, природы и истории)», 1902}}
 
{{Q|Мгла ползла по дну колодца… Туман свёртывался неопределёнными складками вверху. Ни луча света, ни блеска зари… ни звука. Та же мёртвая [[пустыня]], те же влажные, чёрные камни с серебристыми пятнами лишайника, то же самое подавляющее [[мысль]] и чувство однообразие.
{{Q|Лишайники ''(Parmelia centrifuga)'' тёмно-оливково-зелёные (называемые [[китайцы|китайцами]] «шихуй-пи», то есть «каменная кожа»), в сухом состоянии становятся чёрными. Их собирают с известковых и сланцевых скал и отправляют во [[Владивосток]] в плетёных корзинах как гастрономическое лакомство.<ref name="Уссури">[[:w:Арсеньев, Владимир Клавдиевич|''В.К. Арсеньев'']]. «По Уссурийскому краю». «Дерсу Узала». — М.: Правда, 1983 г.</ref>|Автор=[[:w:Арсеньев, Владимир Клавдиевич|Владимир Арсеньев]], «По Уссурийскому краю», 1917}}
 
{{Q|Осторожно раздвигая ветки, чтобы не ссыпать на себя [[снег]], он подошёл к стволу. Потом снял с коры [[мох]] и растёр его между ладонями. ― Видите? ― сказал он, возвращаясь. ― Это ― решпигус. Лишайник такой. Сейчас его уже умеют истреблять, осыпая химикалиями с самолёта. А раньше целые [[лес]]а сводил. Видели вы когда-нибудь пень весь в пуху? [[Лето]]м? Это оглодок, огрызок [[дерево|дерева]], съеденного лишаем. ― Вы любите лес?..|Автор=[[:w:Чуковская, Лидия Корнеевна|Лидия Чуковская]], «Спуск под воду», 1957}}
 
{{Q|Взять хотя бы звёзды, которые я, честное слово, не вижу днём, а скептик скажет, что ничего на них особенного нет, в лучшем случае [[мох]] и лишайник, и то вряд ли, сколько ни лети со скоростью света во все стороны, и это страшнее черепа, который был когда-то головой, может быть, [[татарин]]а или [[русский|русского]] воина, а может, и неизвестно чьей, потому что тогда только у нас здесь на земле и есть зелёные травы и деревья, белые [[подснежник]]и весной и красные [[мак]]и летом, и только у нас и можно всматриваться в узор на крыле бабочки, на листве [[тополь|тополя]], на пне, на лице человека, и вся [[вселенная]] с её серыми мхами и лишайниками держится, выходит, на этом крыле бабочки, которым любуются горожане, или, что одно и то же, на нашей абсолютно счастливой [[деревня|деревне]], а это так [[печаль]]но, что во мне была бы не ключевая [[вода]], а чистые слёзы, если бы звёздные скептики были бы правы.<ref>''[[:w:Вахтин, Борис Борисович|Б.Б. Вахтин]]'', «Портрет незнакомца». Сочинения. — СПб.: Журнал «Звезда», 2010 г.</ref>|Автор=[[:w:Вахтин, Борис Борисович|Борис Вахтин]], «Одна абсолютно счастливая деревня», 1965}}