Рододендрон: различия между версиями

6702 байта добавлено ,  6 лет назад
→‎Рододендрон в прозе: рододендрон до 1917 года -- опять Арсеньев, конечно
(→‎Рододендрон в прозе: скуки ради рододендрон даже салтыков щедрин)
(→‎Рододендрон в прозе: рододендрон до 1917 года -- опять Арсеньев, конечно)
 
{{Q|― Вы можете [[любовь|любить]]? ― О! ― начал было он, но в это время одна из танцующих дам подвела ей двух кавалеров: ― [[Гиацинт]] или рододендрон? ― Гиацинт, ― ответила она и умчалась скользить по паркету. Через три месяца, на Красную горку, была их [[свадьба]].<ref name="Салтыков">''[[Михаил Евграфович Салтыков-Щедрин|М.Е. Салтыков-Щедрин]]''. Собрание сочинений в двадцати томах. Том 16. Книга 2. Москва, Художественная литература, 1973 г.</ref>|Автор=[[Михаил Евграфович Салтыков-Щедрин|Михаил Салтыков-Щедрин]], «Мелочи жизни», 1887}}
 
{{Q|[[Япония]] представляет из себя как бы роскошный [[парк]], местами дикий, с непроходимыми чащами, с потоками, ключами, утёсами гор самого разнообразного вида и с красивыми долинами, покрытыми как ковром цветами [[азалия|азалий]] и рододендронов.<ref>[[w:Лухманова, Надежда Александровна|''Лухманова Н. А.'']], «Японцы и их страна». — СПб.: Постоянная комиссия народных чтений, 1904 г.</ref>|Автор=[[w:Лухманова, Надежда Александровна|Надежда Лухманова]], «Японцы и их страна», 1901}}
 
{{Q|Налево от нас, за поворотом, начинается {{comment|Via Tasso|улица Тассо}}. Это — широкая, почти вечно пустая улица; справа тянутся заборы, за ними, по террасам высоких гор, громадные [[виноград]]ники; изредка: куща рододендронов, высокие зонты [[пиния|пиней]] да широколистые [[пальма|пальмы]] какого-нибудь парка, окружающего [[поэт]]ично белую виллу, с опущенными зелёными жалюзи окон, которые почему-то говорят мне о тайне любви.|Автор=[[s:Надежда Александровна Лухманова|Надежда Лухманова]], «Исповедь (Не посланное письмо)», 1901}}
 
{{Q|Капитан Г. только что приехал с высоты 521, приглашает к себе:
— Поедемте завтра ко мне, вот и увидите, как мы воюем. Есть [[наука]] военного дела, [[стратегия]]. В этой науке всё рассчитано на то, что люди могут передвигаться большими массами в известном порядке… Чтобы воевать на [[Кавказ]]е, нужно всякие стратегии позабыть. Здесь не ходят, а лазят как [[обезьяна|обезьяны]]. Если не скалы, так перевитой колючим [[плющ]]ом рододендрон — не продраться. Выше — [[снег]]а. А '''он''' сверху жарит!.. Великое [[вдохновение]] нужно для такой [[война|войны]]!|Автор=[[Степан Семёнович Кондурушкин|Степан Кондурушкин]], «Вслед за войной», 1915}}
 
{{Q|Слезли с [[лошадь|лошадей]] и по узкой тропинке, среди перепутанной зелени рододендронов взбираемся на батарею.
Картина перед нами величава и прелестна. Тихое утро, горные [[снег]]а, тёмная синева ущелий и гроза войны под снежными вершинами. Прекрасно и жутко. Против солнца смотреть трудно. В бинокль видно, как по гребню подснежной высоты в щетине опавших [[лес]]ов испуганно бегают [[турки]]. <...>
Гребень обстрелян достаточно, орудия замолкают. [[Солдат]]ы предаются отдыху на [[солнце]], лежат на рододендронах и [[папоротник]]ах мечтательно и тихо. Сидим с одним в стороне рядом, ноги под гору, лицом к ущелью. Он снял фуражку и вынул из тульи [[письмо]], просит прочитать. Я читаю, взволнованный любовной [[нежность]]ю, которой проникнуто письмо.|Автор=[[Степан Семёнович Кондурушкин|Степан Кондурушкин]], «Вслед за войной», 1915}}
 
{{Q|Рододендроны ([[:w:Rhododendron dahuricum|Rhododendron dahuricum]] L.) были теперь в полном цвету, и от этого скалы, на которых они росли, казались пурпурно-фиолетовыми. Долину Фудзина можно назвать [[луг]]овой. Старый [[дуб]], ветвистая [[липа]] и узловатый [[осокорь]] растут по ней одиночными [[деревья]]ми. Невысокие горы по сторонам покрыты смешанным лесом с преобладанием [[пихта|пихты]] и [[ель|ели]].
Дикая [[красота]] долины смягчалась присутствием людей.<ref name="Уссури">[[:w:Арсеньев, Владимир Клавдиевич|''В.К. Арсеньев'']]. «По Уссурийскому краю». «Дерсу Узала». — М.: Правда, 1983 г.</ref>|Автор=[[:w:Арсеньев, Владимир Клавдиевич|Владимир Арсеньев]], «По Уссурийскому краю», 1917}}
 
{{Q|Сразу с бивака мы повернули вправо и пошли по ключику в горы. Подъём был продолжительный и трудный. Чем выше мы подымались, тем [[растительность]] становилась скуднее. Лесные великаны теперь остались позади. Вместо них появились корявый дубок, маньчжурская [[рябина]] (Sorbus ancuparia L.) с голыми ветками и слабо опушёнными листьями, жёлтая [[берёза]] ([[:w:Betula ermanii|Betula ermanii]] Cham.) с мохнатой корой, висящей по стволу лохмотьями, рододендроны (Rhododendron dahuricum L.) с кожистыми, иногда зимующими листьями и белая [[ясеница]] (Dictamnus albys L.)<ref name="Уссури" />|Автор=[[:w:Арсеньев, Владимир Клавдиевич|Владимир Арсеньев]], «По Уссурийскому краю», 1917}}
 
== Рододендрон в поэзии ==