Кавказ: различия между версиями

2 байта добавлено ,  7 лет назад
м
→‎Кавказ в прозе: кавычка убжала
[досмотренная версия][досмотренная версия]
(→‎Кавказ в прозе: Кавказ во время Толстого)
м (→‎Кавказ в прозе: кавычка убжала)
{{Q| Мы не [[идиот]]ы и не [[обезьяны]] по [[тело]]сложению, но мы люди Кавказской расы, сидевшие сиднем, подобно нашему милому Илье Муромцу, и наконец ослабившие свой [[мозг]] этим продолжительным и вредным [[бездействие]]м. Надо его зашевелить, и он очень быстро войдёт в свою настоящую [[сила|силу]]. |Автор=[[Дмитрий Иванович Писарев|Дмитрий Писарев]], «[[s:Реалисты (Писарев)#I|Реалисты]]», 1864}}
 
{{Q|Чем был Кавказ во время [[Лев Николаевич Толстой|Толстого]]? Отчасти, разумеется, тем же, чем он является и в настоящее [[время]], ― местом, удивительным по своей красоте и разнообразию своей [[природа|природы]], где переезд в несколько часов переносит вас из царства «[[орёл|орлов]] и метелей» в нежные и зелёные долины [[Грузия|Грузии]] или нижнего [[Терек]]а, ― страною, где [[лавр]]ы, [[мирт]]ы, [[кипарис]]ы цветут на свежем воздухе, где почти ни на одну минуту не упускаете вы из виду снеговой шапки [[Казбек]]а или [[Эльбрус]]а. Для северянина или жителя Средней России Кавказ всегда имел и будет иметь особенную прелесть чего-то грандиозного, неожиданного, поражающего. Горячее пламенное [[солнце]], бурные стремительные реки, раздвигающие скалы с каким-то злым ропотом, молчаливые заросшие [[лес]]ом утёсы, на вершинах которых гнездятся орлы да люди, голубое прозрачное [[небо]], громадные [[дуб]]овые леса, заросшие [[азалия]]ми, в пахучих ветвях которых гнездятся бесчисленные неутомимые [[соловей|соловьи]], какой-то странный синий оттенок гор ― всё это будит [[фантазия|фантазию]], навевает думы и образы… Теперь, правда, большая [[дорога]] пролегает там и здесь, в долине [[Кура|Куры]], то и дело слышится свист локомотива, громыхание [[поезд]]ов, наполненных [[нефть]]ю, острый запах угля… Исполнилось предсказание [[Михаил Юрьевич Лермонтов|Лермонтова]]: «И железная лопата в каменную грудь, Добывая медь и [[золото|злато]], врежет страшный путь…» Но во время Толстого, с лишком сорок лет тому назад, дикая [[поэзия]] природы была заметнее, больше на виду… не резче ли и чувствовалось тогда противоречие между гордым миром природы и беспокойным ропотом человека? .. Ведь, как и всё в мире, Кавказ пошлеет.<ref>''[[w:Соловьёв, Евгений Андреевич|Е.А.Соловьёв-Андреевич]]'' «[[Лев Николаевич Толстой|Л.Н.Толстой]], его жизнь и литературная деятельность». — СПб: Типография т-ва Общественная польза", 1897 г.</ref>|Автор=[[w:Соловьёв, Евгений Андреевич|Евгений Соловьёв-Андреевич]], «[[Лев Николаевич Толстой|Л.Н.Толстой]]. Его жизнь и литературная деятельность», 1895}}
 
{{Q|Он ничего не мог сказать о Кавказе, кроме того только, что там [[гора]] на горе, что из земли бьют там страшно горячие и странные воды: "положишь баранину - в одну минуту сварится, а не вынешь вовремя - опять сырая станет..."|Автор=[[Бунин]]|Комментарий=Деревня, 1910}}