Лютик: различия между версиями

4355 байт добавлено ,  7 лет назад
едкие жёлтые лютиковые стихи и прозы
(→‎Лютик в прозе: поправки добавки лютиков жёлтых и водных)
(едкие жёлтые лютиковые стихи и прозы)
{{Q|Сабина успела только снять с себя жёлтую соломенную шляпу, покрытую лютиками, и поправить руками перед зеркалом спутанную причёску. [[Кокетство]], с которым она всегда представала на женский суд, которого боялась, должно было на этот раз, в виде позднего часа, примириться с этим единственным охорашиваньем и [[скука|скукой]] этого платья, всего измятого от ночи в вагоне.|Автор=[[Анна де Ноай]], «Новое упование» <small>(пер. [[Марина Ивановна Цветаева|Цветаевой]])</small>, 1916}}
 
{{Q|― Я вижу, вы не понимаете меня. Гонениям подвергается коммунист, ужаленный змеёй [[ревность|ревности]]. И [[жалость|жалостливый]] коммунист тоже подвергается гонениям. Лютик жалости, [[ящерица]] тщеславия, [[змея]] ревности ― эта [[флора]] и [[фауна]] должна быть изгнана из жизни нового человека.<ref>''[[w:Олеша, Юрий Карлович|Олеша Ю.К.]]'' Заговор чувств. — СПб.: Кристалл, 1999 г.</ref>|Автор=[[Юрий Карлович Олеша|Юрий Олеша]], «Зависть», 1927}}
{{Q|Ну а на скамье подсудимых он, зажатый меж двух здоровенных [[кельты|кельтов]] в синих мундирах, очень походил на представителя давно вымершего племени, а ещё на изможденного морщинистого эльфа, арестованного за браконьерство в Центральном парке, когда он вздумал расположиться на одном из лютиков.|Автор=[[Фрэнсис Скотт Фицджеральд]], «Мордобойщик», 1930-е}}
 
{{Q|Он скрежещет кривою [[улыбка|улыбкой]]; лицо очень бледное, старообразное; жёлтая пара; как [[камень]] шершавый, с которого жёлтенький лютик растет; так конфузлив, как листья растения «[[мимоза стыдливая|не-тронь-меня]]»; чуть что ― ёжится: нет головы; лицом ― в плечи; лишь лысинка!<ref>''[[Андрей Белый]]''. «Начало века». - М.: Художественная литература, 1990 г.</ref>|Автор=[[Андрей Белый]], «Начало века», 1930}}
 
{{Q|Ну а на скамье подсудимых он, зажатый меж двух здоровенных [[кельты|кельтов]] в синих мундирах, очень походил на представителя давно вымершего племени, а ещё на изможденногоизмождённого морщинистого эльфа, арестованного за браконьерство в Центральном парке, когда он вздумал расположиться на одном из лютиков.|Автор=[[Фрэнсис Скотт Фицджеральд]], «Мордобойщик», 1930-е}}
 
{{Q|Он сказал, что в это время года изюбры спускаются с гор к рекам, чтобы полакомиться особой [[трава|травой]], которая растёт в воде по краям тихих лесных проток. Я попросил показать мне эту траву. Удэхеец вылез из лодки и пошел искать её по берегу. Через минуту он вернулся и на палке принёс довольно невзрачное растение с мелкими [[лист]]очками. Это оказался водяной лютик. <...> В это мгновение я увидел изюбра. Благородный [[олень]] стоял в воде и время от времени в холодную тёмную влагу погружал свою морду, добывая со дна водяной лютик. Лодка, влекомая тихим течением, медленно приближалась к животному. Но вот изюбр насторожился, поднял голову и замер в неподвижной позе. Слышно было, как с морды его капала [[вода]].<ref>[[:w:Арсеньев, Владимир Клавдиевич|''В.К. Арсеньев'']]. «В горах Сихотэ-Алиня». — М.: Государственное издательство географической литературы, 1955 г.</ref>|Автор=[[:w:Арсеньев, Владимир Клавдиевич|Владимир Арсеньев]], «В горах Сихотэ-Алиня», 1937}}
 
{{Q|Ставлю в вазочку с водой [[букет]] нащипанных цветов и нарезанных зелёных веток, но, может быть, сирень я обломил [[студент]]ом, когда влюбился в [[армянка|армянку]], жившую на Никитской улице; а лютик сорван детской рукой, просто за то, что его лепестки блестящи и навощены [[солнце]]м, тогда как [[роза|розу]] сам вывел из черенка в позапрошлом году.<ref>''Михаил Осоргин''. «Времена». Романы и автобиографическое повествование. Екатеринбург: Средне-Уральское книжное издательство, 1992 г.</ref>|Автор=[[Михаил Андреевич Осоргин|Михаил Осоргин]], «Времена», 1942}}
 
== Лютик в поэзии ==
Белые меж них гуляют [[куры]]
С золотым хохлом на голове.|Автор=[[Марина Ивановна Цветаева|Марина Цветаева]], «[[:s:Сказочный Шварцвальд (Цветаева)|Сказочный Шварцвальд]]», 1910-е}}
 
{{Q|::И, полон сладости и [[скука|скуки]],
::В изысканно-простом венце
Протягиваешь тонкий лютик
Своей излюбленной овце. <ref>''[[Илья Григорьевич Эренбург|И. Эренбург]]''. Стихотворения и поэмы. Новая библиотека поэта. — СПб.: Академический проект, 2000 г.</ref>|Автор=[[Илья Григорьевич Эренбург|Илья Эренбург]], «Добрый пастырь», 1914}}
 
{{Q|Лютик – простенький [[цветы|цветочек]];
Лютики выкрасим кровью руки,
Разбитой о бивни [[вселенная|вселенной]]...<ref>''[[Велимир Хлебников]]'', «Творения». — М., 1986 г.</ref>|Автор=[[Велимир Хлебников]], «Война в мышеловке», 1922}}
 
{{Q|Идёт он к [[швейцар]]ской налево,
и шляпу ему подают.
Как лютик, цветёт линолеум,
и двери [[скворе|скворцами]] поют.<ref>''[[:w:Ушаков, Николай Николаевич|Н. Ушаков]]''. Стихотворения и поэмы. Библиотека поэта. Большая серия. Второе издание. — Л.: Советский писатель, 1980 г.</ref>|Автор=[[:w:Ушаков, Николай Николаевич|Николай Ушаков]], «Университетская весна», 1928}}
 
{{Q|Он для тебя [[вода]] и воздух,
Он ― прежний лютик луговой,
Копной черёмух белогроздых
До облак взмывший головой.<ref>''[[Борис Леонидович Пастернак|Б. Пастернак]]''. Стихотворения и поэмы в двух томах. Библиотека поэта. Большая серия. — Л.: Советский писатель, 1990 г.</ref>|Автор=[[Борис Леонидович Пастернак|Борис Пастернак]], «Все наклоненья и залоги...», 1936}}
 
{{Q|[[Ромашки]] спрятались, поникли лютики,