Трава: различия между версиями

3137 байт добавлено ,  5 лет назад
→‎Трава в прозе: ещё немного травы -- не сена
(→‎Трава в поэзии: по маленькому)
(→‎Трава в прозе: ещё немного травы -- не сена)
 
{{Q|Наутро поднявшееся яркое [[солнце]] быстро съело тонкий [[лёд|ледок]], подёрнувший [[вода|воды]], и весь тёплый воздух задрожал от наполнивших его испарений отжившей земли. Зазеленела старая и вылезающая иглами молодая трава, надулись почки [[калина|калины]], [[смородина|смородины]] и липкой спиртовой [[берёза|берёзы]], и на обсыпанной золотым цветом лозине загудела выставленная облетавшаяся [[пчела]]. <...> Пришла настоящая [[весна]].|Автор=[[Лев Николаевич Толстой|Лев Толстой]], «[[Анна Каренина]]», 1876}}
 
{{Q|[[Музыка]] жизни опошлилась бы, если бы порвались струны памяти. Хорошо было бы вырвать с корнем только сорные травы и оставить [[цветы]].|Автор=[[Джером Клапка Джером]]}}
 
{{Q|Возникли сказания о таинственных [[цветы|цветах]] и травах, распускающихся и растущих лишь под чарами Купалы. Такова [[перелёт-трава]], дарующая способность по произволу переноситься за тридевять земель в тридесятое царство; цвет её сияет радужными красками и ночью в полёте своём он кажется падучею звёздочкою. Таковы спрыг-трава, [[разрыв-трава]], расковник [[сербы|сербов]], ''{{comment|Springwurzel|«прыг-корень»}}'' [[немцы|немцев]], ''sferracavallo'' [[итальянцы|итальянцев]], разбивающие самые крепкие замки и запоры. Такова [[плакун-трава]], гроза ведьм, [[бес]]ов, привидений, растущая на «обидящем месте», т. е. — где была пролита неповинная [[кровь]], и равносильные ей [[чертополох]], [[прострел-трава]] и [[одолень-трава]] (белая купава, [[нимфея]]). Таков объединяющий в себе силы всех этих трав [[жар-цвет]], огненный цвет, — цветок [[папоротник]]а: самый популярный из мифов [[Иван Купало|Ивановой ночи]].|Автор=[[Александр Валентинович Амфитеатров|Александр Амфитеатров]], «Иван Купало», 1904}}
 
{{Q|Покончив с [[шершень|шершнями]], он побежал опять в лес, нарвал какой-то травы, и, растерев её на лезвии топора, приложил мне на больные места, а сверху прикрыл кусочками мягкой бересты и обвязал тряпицами. Минут через десять боль стала утихать. Я просил его показать мне эту траву. Он опять сходил в лес и принёс [[растение]], которое оказалось маньчжурским ломоносом (Clematis manshurica Rupr.) Дерсу сообщил мне, что трава эта также помогает и от укусов [[змея|змей]], что эту-то именно траву и едят [[собака|собаки]]. Она вызывает обильное выделение слюны; [[слюна]], смешанная с соком травы, при зализывании укушенного места является спасительной и парализует действие [[яд]]а.<ref>[[:w:Арсеньев, Владимир Клавдиевич|''В.К. Арсеньев'']]. «В дебрях Уссурийского края». М.: «Мысль», 1987 г.</ref>|Автор=[[:w:Арсеньев, Владимир Клавдиевич|Владимир Арсеньев]], «Сквозь тайгу», 1930}}
 
{{Q|Он посмотрел по сторонам: с обеих сторон за сотней метров пересеченной местности — микроскопические холмики, редкие [[кусты]] и слишком высокая и сочная трава, заставляющая думать, что под ней болото, — начинался жидкий [[лес]], какой-то нездоровый, как потомство [[алкоголик]]а. Вообще, растительность вокруг была странной: всё чуть покрупнее цветов и травы росло с натугой и надрывом и хоть достигало в конце концов нормальных размеров — как, например, цепь [[берёза|берёз]], с которой начинался лес, — но оставалось такое впечатление, будто всё это выросло, испугавшись чьих-то окриков, а не будь их — так и стлалось бы [[лишайник]]ом по земле.|Автор=[[Виктор Пелевин]], «[[Проблема верволка в средней полосе]]», 1991}}
 
== Трава в поэзии ==