Ива: различия между версиями

19 байт добавлено ,  7 лет назад
[досмотренная версия][досмотренная версия]
(→‎Ива в прозе: «Бобыль и Дружок» ещё одна ветла)
(→‎Ива в прозе: чеханте)
{{Q|Бедняки-родители ребятишек были соседями, виделись друг с другом ежедневно, а Кнуд и Иоганна целыми днями играли вместе в садиках и на дороге, обсаженной по обеим сторонам, вдоль канав, ивами. [[красота|Красотой]] эти ивы не отличались, верхушки их были обломаны, ну, да они и стояли-то тут не для красы, а для [[польза|пользы]]. Старая ива в саду была куда красивее, и под нею ребятишки «провели немало [[веселье|весёлых]] часов».|Автор=[[Ганс Христиан Андерсен]], «Под ивой», 1852}}
 
{{Q|[[Тройка]] выехала из города. Теперь уже по обе стороны видны были только плетни [[огород]]ов и одинокие вётлы, а впереди всё застилала мгла. Здесь на просторе [[полумесяц]] казался более и звезды сияли ярче. Но вот пахнуло сыростью; [[почтальон]] глубже ушёл в воротник, и студент почувствовал, как неприятный холод пробежал сначала около ног, потом по тюкам, по рукам, по лицу.<ref>''[[Антон Павлович Чехов|Чехов А. П.]]'' Сочинения в 18 томах, Полное собрание сочинений и писем в 30 томах. — М.: Наука, 1974 год — том 6. (Рассказы. Юморески), 1886-1887. — стр.335</ref>|Автор=[[Антон Павлович Чехов|Антон Чехов]], «Тина», 1886}}
{{Q|Тебе, ведь, случалось бывать за [[город]]ом, где ютятся старые-престарые избушки с [[солома|соломенными]] кровлями? Крыши у них поросли мхом, на коньке непременно гнездо [[аист]]а, стены покосились, окошки низенькие, и открывается всего только одно. [[Хлеб]]ные печи выпячивают на улицу свои толстенькие брюшки, а через изгородь перевешивается [[бузина]]. Если же где случится лужица [[вода|воды]], по которой плавает [[утка]] или утята, там уж, глядишь, приткнулась и корявая ива.|Автор=[[Ганс Христиан Андерсен]], «Уж что муженёк сделает, то и ладно», 1861}}
 
{{Q|Для множества людей, праздник — также, прежде всего [[символ]]: [[Рождество]] — это детская [[ёлка]]; [[Троица]] — [[берёза|берёзки]], цветы, гирлянды, крёстный ход; Иванов день — потешный костёр, расцвет [[папоротник]]а, шуточное кладоискательство; Вербное воскресенье уже одним названием своим обличает символ, с ним сопряжённый...|Автор=[[Александр Валентинович Амфитеатров|Александр Амфитеатров]], «Красное яичко», 1904}}
 
{{Q|[[Лето]] было тихое и ведряное, [[небо]] вместо голубого было белое, и озеро, глядевшее в небо, тоже казалось белым; только у самого берега в воде качалась тень от ветлы да от избы Корнея Бударки. Иногда ветер подымал по песку целое облако пыли, обдавал ею воду и избу Корнея, а потом, когда утихал, из песка, чернея, торчали камни на выветренном месте; но от них тени не было. <...>
Одинокая ветла под окошком роняла пух, [[вода]] ещё тише обнимала берег, и не то от водяного зноя, не то оттого, что у неё самой во всем теле как бы переливалось [[молоко]], Палага думала о [[муж]]е, думала, как хорошо они проводили [[время]], когда оба, прижавшись друг к другу, ночевали на сеновале, какие у него синие глаза, и вообще обо всем, что волновало ей кровь.<ref> ''[[Сергей Александрович Есенин|Есенин С. А.]]'' Полное собрание сочинений в 7 томах. — М.: Наука; Голос, 1996 г. — том. 4. (Стихотворения, не вошедшие в «Собрание стихотворений»). — стр.146</ref>|Автор=[[Сергей Александрович Есенин|Сергей Есенин]], «БобыльУ ибелой Дружокводы» (Рассказ, посвященный сестре Катюше), 1916}}
 
{{Q|Стали ноги его подкашиваться, кашель грудь задавил, поясница болит-ломит, и глаза уж совсем помутнели.