Ханс Кристиан Андерсен: различия между версиями

→‎Цитаты: Дюймовочка
(→‎Цитаты: одна из лучших)
(→‎Цитаты: Дюймовочка)
{{Q|У меня масса материала, иногда мне кажется, будто каждый забор, каждый маленький цветок говорит: «Взгляни на меня, и тебе откроется история всей моей жизни!» И стоит мне так сделать, как у меня готов рассказ о любом из них.}}
{{Q|Я желаю тебе добра, потому и браню тебя — так всегда узнаются истинные друзья!}}
 
== Цитаты из произведений ==
{{Q|— Тише ты! Она ещё проснётся, пожалуй, да убежит от нас, — сказала старуха [[жаба]]. — Она ведь легче [[лебедь|лебединого]] пуха! Высадим-ка её посередине реки на широкий лист кувшинки — это ведь целый остров для такой крошки, оттуда она не сбежит, а мы пока приберём там, внизу, наше гнёздышко. Вам ведь в нём жить да поживать.
В реке росло множество [[кувшинка|кувшинок]]; их широкие зелёные [[лист]]ья плавали по поверхности воды. Самый большой лист был дальше всего от берега; к этому-то листу подплыла жаба и поставила туда [[орех]]овую скорлупу с девочкой.
Бедная крошка проснулась рано [[утро]]м, увидала, куда она попала, и горько заплакала: со всех сторон была [[вода]], и ей никак нельзя было перебраться на сушу!
А старая жаба сидела внизу, в тине, и убирала своё жилище [[тростник]]ом и жёлтыми кувшинками — надо же было приукрасить всё для молодой невестки! |Автор=«Дюймовочка», 1835}}
 
{{Q|В чаще [[лопух]]а было так же глухо и дико, как в густом [[лес]]у, и вот там-то сидела на [[яйца]]х [[утка]]. Сидела она уже давно, и ей порядком надоело это сидение, её мало навещали: другим уткам больше нравилось плавать по канавкам, чем сидеть в лопухе да крякать с нею.|Автор=«Гадкий утёнок»}}
 
{{Q|Смотрел, как переплывал реку дикий [[буйвол]]; течение увлекало его с собой, и он плыл вниз по [[река|реке]] вместе со стаей диких [[утка|уток]], но те вспорхнули на воздух перед самым [[водопад]]ом, а буйволу пришлось полететь головой вниз; это мне понравилось, и я сыграл такую бурю, что вековые деревья поплыли по [[вода|воде]] и превратились в щепки.|Автор=«Райский сад»}}
 
{{Q|Ну, теперь всё сказано! Я могу только прибавить, что, глядя на моего [[отец|отца]], восседающего на колеснице смерти, укутанного в длинный, широкий чёрный плащ, в обшитой чёрными каймами треуголке на голове, глядя на его [[веселье|весёлое]], круглое, как [[солнце]], смеющееся лицо, никому и в голову не шли скорбные мысли о [[смерть|смерти]] и [[похороны|похоронах]]. Лицо моего отца так и говорило: «Пустяки, всё обойдётся лучше, чем думают!»
Так вот, от него-то я и унаследовал свой весёлый нрав и привычку посещать [[кладбище]]; это очень приятная прогулка, если только предпринимаешь её в хорошем расположении духа.|Автор=«Весёлый нрав»}}
 
{{Q|Мальчик посмотрел; крышка [[чайник]]а начала приподыматься, и из-под неё выглянули свежие беленькие [[цветы|цветочки]] бузины, затем выросли и длинные зелёные ветви. Они росли даже из носика чайника, и скоро перед [[мальчик]]ом был целый куст; ветви тянулись к самой постели и раздвигали занавески. Как славно цвела и благоухала бузина! Из зелени её выглядывало ласковое лицо [[старушка|старушки]], одетой в какое-то удивительное платье, зелёное, как листья бузины, и всё усеянное белыми цветочками. Сразу даже не разобрать было — платье ли это, или просто зелень и живые цветочки бузины.
— Что это за старушка? — спросил мальчик.